Actions

Work Header

Шорохи

Work Text:

Ли Мин дураком не был, у него за плечами скопился багаж из пары дюжин фильмов ужасов про проклятые дома, и, когда риэлтор предложил ему варианты, дешевые он отмел сразу. Это ведь подозрительно, продавать хороший дом дешево, кто так делает без крайней необходимости? Ли Мин не собирался совершать главную ошибку героев этих фильмов. К тому же он не был настолько стеснен в средствах и не только остановил выбор на самом дорогом доме, но и как следует вложился в ремонт.

Бригада почти полностью перестроила дом внутри, оставив нетронутыми лишь наружные стены, поэтому Ли Мин был уверен: в доме нет никаких потайных комнат, замурованных человеческих останков, досок Уиджи на чердаке, формул призыва в подвале. Дом был чист и безопасен. Абсолютно.

Несмотря на то, что Ли Мин выбирал недвижимость, руководствуясь знаниями, почерпнутыми из хорроров, слишком впечатлительным он себя не считал. Наоборот, если бы кто-нибудь спросил Ли Мина, к какой категории он себя относит, то услышал бы однозначный ответ: практичный реалист.  

Тем ужаснее для Ли Мина было столкнуться с тем, что он не мог объяснить и признать: через полгода после покупки и перестройки в доме стало происходить что-то странное.

Начиналось-то все просто прекрасно. Ли Мин торжественно переступил порог, держа в руках бутылку хорошего вина, чтобы отпраздновать новоселье. С приятелями он уже выпил в ресторане, так что сюда не стал никого приглашать: Ли Мин был эгоистом и расценивал этот дом как место, предназначенное исключительно для него одного. Все в нем, от пижонской стеклянной ванной до темно-лавандовой обивки стульев в столовой, было подчинено исключительно одной цели — комфорту Ли Мина. Так что новоселье он отпраздновал как настоящий сибарит и еще довольно долго был уверен в том, что его дом — его крепость. Даже при случайных интрижках Ли Мин предпочитал снимать номер в отеле, а не приглашать к себе своих пассий. 

Но это продлилось недолго.

* * *

Воскресное утро принесло головную боль, гадкое ощущение во рту и солнце, нещадно светившее в глаза. А все из-за того, что после вчерашней вечеринки Ли Мин был настолько пьян, что рухнул на диван в гостиной. Хорошо хоть, ботинки догадался снять и не испортил обивку.

Но дело было не в солнце, не во врезающихся швах одежды и даже не в похмелье. Ли Мину показалось, что он что-то услышал. Необычный звук. Странный, приглушенный, похожий на плач. 

В тот раз Ли Мин списал все на свое самочувствие, рассудив, что в таком состоянии еще и не такое послышится. Он не обратил внимания на звук и через пять минут успел позабыть о нем.

А потом он повторился.

Во второй раз Ли Мин был почти трезвый, но уставший за день. Все тот же диван обнимал его своим узорчатым жаккардом, утренняя газета, до которой руки дошли только сейчас, приятно пахла типографской краской, на столике стоял бокал бордо. Все, что нужно для того, чтобы расслабиться вечером после тяжелого дня в офисе.

Ли Мин не мог сказать, что дом был полностью бесшумным, но все его звуки были привычны: тихих шелест холодильника, капающий кофе в кофеварке, гул от стиральной машины, потрескивания, когда дом нагревался на солнце или наоборот, остывал. Это все были обычные  живые звуки, не имеющие ничего общего с потусторонним скрежетом и голосами, которые сейчас доносились до Ли Мина.

«Что такое?..» - спросил Ли Мин, ни к кому конкретно не обращаясь.

Отложив газету в сторону, он в замешательстве прислушался. Скрежет? Подозревая, что звук может идти с улицы, он подошел к окну и, отодвинув тяжелую портьеру, выглянул наружу. Бодро зеленеющий газон был пуст, никаких соседских детей или собак, даже припаркованных автомобилей не было. Но, повернув голову, Ли Мин заметил удаляющийся фургон. Решив, что именно он и был источником странного звука, Ли Мин вернулся к газете и бордо и выкинул из головы мысли о всяких странных голосах.

Через пару дней Ли Мин снова услышал скрежет. На этот раз все случилось утром, когда он был абсолютно трезв и уже не мог все списать на затуманенный разум или что-то еще. Звук раздался, когда он стоял около окна и допивал кофе, поэтому мог точно сказать, что в этот момент на улице не было ни одного старого разбитого фургона, который мог бы скрежетать. Источник звука определенно был внутри дома, но Ли Мин не рискнул тратить время на его поиски, опасаясь опоздать в офис.

«Все потом!» — кинул он в пустоту и, схватив портфель и ключи, вышел из дома. Со стороны это могло показаться бегством, но Ли Мин действительно опаздывал.

К вечеру он пожалел о том, что не задержался дома, потому что день прошел отвратно: Ли Мин все время отвлекался на мысли о скрежете и никак не мог сосредоточиться на деле. Даже партию китайского риса чуть не отправил во Вьетнам, где его и без того хватало.

Он еле высидел до вечера и как подстреленный мчался по дороге, то и дело подрезая других. Припарковавшись и заглушив мотор, Ли Мин с ужасом уставился на свой дом. Взгляд скользил по стенам, сложенным из темно-красного кирпича, цеплялся за оконные переплеты, а в голове судорожно скакали мысли: может быть, он просто заболел? Он где-то слышал, что из-за опухоли мозга у человека могут быть галлюцинации. Наверное, стоит провериться. А до тех пор, пока врач не подтвердит, что он полностью здоров, Ли Мин не будет обращать на все это внимания.

Приняв решение,  Ли Мин почувствовал, как сразу стало легче дышать. Он взял в руки портфель и вышел из машины. Дома Ли Мин достал пачку буклетов доставочных компаний и, тщательно выбрав, заказал ужин домой. Через час он уже с наслаждением уплетал стейк с запеченной спаржей.

Сразу после ужина Ли Мин направился в кабинет, чтобы найти номер телефона клиники. Решительно отодвинув в сторону мысль повременить с визитом, ведь, пока вопрос его самочувствия открыт, можно с чистой совестью игнорировать любые странности, Ли Мин записался на прием. Опухоль - это не шутка, запускать нельзя, и уже через неделю он поднимался по ступеням клиники.

Ли Мину показалось, что доктор Чэн отнеслась к его проблеме с несколько меньшим энтузиазмом, чем хотелось бы, но так как все необходимые анализы были назначены, Ли Мин махнул на это рукой.

— Вы будете слышать пощелкивание, гудение, может быть, скрежет, — сказал ассистент, помогая Ли Мину забраться на лежанку томографа, — это нормально.

— Скрежет и гудение? — несмело переспросил он.

— Да, и свет будет мигать. Не обращайте на это внимания и постарайтесь расслабиться.

«Это все ради моего же спокойствия», — подумал Ли Мин и кивком дал понять ассистенту, что все услышал.

* * *

— Вы совершенно здоровы, — заверила его доктор Чэн, просмотрев результаты всех анализов и исследований.

— Может быть, есть еще какой-нибудь метод? — спросил Ли Мин, с надеждой глядя на нее. 

О ментальных проблемах даже думать не хотелось, в психушку Ли Мин стремился еще меньше, чем в дом, которому доктор Чэн, сама того не зная, только что поставила диагноз «болен». Но если Ли Мин здоров физически, то что еще оставалось? Или смириться с тем, что он сходит с ума, или перестать считать себя прагматичным реалистом и начать верить в мистику.

Выходя из кабинета, он едва не столкнулся с высоким мужчиной, застывшем посреди прохода. 

«Так и без глаза можно остаться», — подумал Ли Мин, чудом увернувшись от торчащей из его рта палочки от леденца.

— Простите, — незнакомец чуть отстранился. Наверное, он был хорошим знакомым доктора Чэн, потому что, пока Ли Мин шел по коридору к выходу, слышал часть их разговора.

— Ваш пациент? Он в порядке? 

— Добрый день, Чжао Юнлань. Да, мой. Пациенты на то и пациенты, чтобы их что-то беспокоило, — доктор Чэн печально хмыкнула, — но именно с ним не могу понять, в чем дело. Анализы в норме, но есть что-то еще.

— Выглядит так, как будто ему нужна помощь.

Я тоже так считаю, но в чем проблема, прямо он не говорит, только задает наводящие вопросы, а имея в распоряжении только пару оговорок, я ничего не могу поделать.

— А в чем там дело?

— Подозреваю, что в галлюцинациях.

— Серьезно, галлюцинации? И вы так просто об этом говорите?

Наверное, они продолжили его обсуждать, но Ли Мин этого уже не слышал. Не очень-то профессионально со стороны доктора Чэн обсуждать его с посторонними людьми, но Ли Мин решил не обращать на это внимание, у него было дело поважнее.

Так просто он не сдался. Следующие полмесяца Ли Мин посвятил поискам, все еще надеясь найти разумное объяснение этим звукам и голосам. Он начал составлять график, как часто раздаются звуки, стал хуже спать, меньше есть, кусок не лез в горло. Даже коллеги заметили, что он осунулся. 

— Поменьше пей этой дряни, — заметил его начальник, указывая на банку энергетика, но теперь Ли Мин просто не в состоянии был существовать без него, ведь нормально отдыхать ночью у него не получалось.

Ли Мин спускался в подвал, но там было тихо, поднимался на чердак, но там было пусто, ходил из комнаты в комнату, вооружившись шваброй и кухонным ножом, но так ничего и не находил.

Однажды Ли Мин заметил, что окно в задней части дома приоткрыто. Это было странно, потому что он всегда держал его закрытым, а вот теперь чувствовал холодок сквозняка, пробравшегося под брючину и, кажется, ухватившего его за сжавшееся сердце. На деревянной раме виднелись царапины. Ли Мин взялся за ручку и попытался закрыть окно — створка пошла тяжело и со скрипом. Обмирая внутри, Ли Мин навалился посильнее и закрыл-таки злосчастное окно. Вот, значит, что. Получалось, что кто-то регулярно забирался в его дом! Подергав за ручку, Ли Мин обнаружил неприятный сюрприз — механизм был сломан, и, если дернуть посильнее, рама распахивалась с жутким скрипом. 

— Стряхнуть неустойку с бригады, — сделал он мысленную пометку, снова закрывая окно. 

Отчасти Ли Мин обрадовался, ведь нашлось объяснение скрежету, но голоса… Голоса не могли доноситься снаружи, их источник точно был внутри дома, просто Ли Мин плохо искал. В следующий раз он поступит умнее: врежет замки во все двери и будет постепенно загонять добычу в угол!

Оставив свет включенным в надежде, что он отпугнет незваных гостей, Ли Мин отправился спать, рассчитывая, наконец, отдохнуть как следует. Это не опухоль и не сумасшествие, а с остальным он справится.

* * *

Замки не помогли. Стало только еще хуже. Голоса перестали быть едва слышными, теперь они кружили вокруг него, сбивали с толку. Ли Мин и сам не заметил, когда все настолько вышло из-под контроля. Казалось, еще только вчера голоса опасливо прятались в дальних уголках дома, а сегодня уже они загоняли его, заставляя в ужасе сжиматься в жалкий комок, закрывая уши ладонями. Ли Мин понимал, что еще минута, и он сорвется и сбежит из собственного дома как есть: в халате и босой. Даже в отель его не пустят в таком виде. Надо перетерпеть, рано или поздно голоса уйдут, и тогда он соберет вещи и действительно съедет в отель. И почему только эта мысль не посетила его раньше?

Стук в дверь Ли Мин едва не пропустил. Сначала он подумал, что это его воображение, но стук повторился, став настойчивым, и Ли Мин подскочил с места и рванул к двери. Распахнув створку, Ли Мин увидел знакомого незнакомца, которого признал скорее по палочке от леденца, чем по лицу.

— Привет! — тот растянул губы в дежурной улыбке, не вынимая конфеты, и немного невнятно продолжил. — Мы можем войти?

Ли Мин бросил взгляд за его спину и заметил второго. 

— Это профессор Шэнь, — представил первый, — мой коллега. А я Чжао Юнлань, спецотдел.

Профессор Шэнь поправил очки на переносице и сказал:

— Консультант. Есть несколько жалоб из окрестных домов, и мы проверяем, не происходит ли что-то похожее в остальном районе.

Чжао Юнлань обернулся к профессору Шэню, словно не ожидал, что тот вступит в разговор, да еще и поправит его, и потряс пальцем в воздухе. 

— Да что мы застряли в дверях, я помню вас, мы столкнулись в клинике. Думаю, у вас есть, что нам рассказать.

С этими словами Чжао Юнлань бесцеремонно задвинул Ли Мина в дом и переступил порог. Вслед за ним, словно тень, зашел профессор Шэнь.

— С чего вы это взяли? — Ли Мин постарался незаметно прислушаться, убрались ли восвояси голоса или продолжают шастать по дому.

— Эх… — протяжно выдохнул Чжао Юнлань, закатив глаза, — вот именно поэтому. Вы что-то слышите? Что-то, чего не должны, — он подошел к дивану и вальяжно развалился, перекатил чупа-чупс во рту и сделал непонятный жест рукой в сторону профессора Шэня, который все время старался держаться позади Чжао Юнланя.

 — Ну, может быть.

Ли Мин кое-что слышал о спецотделе. Они расследуют странные случаи, но можно ли считать его случай подходящим? 

— Шэнь Вэй, — Чжао Юнлань перегнулся через диван, чтобы встретиться взглядом со своим спутником, — посмотри тут, что и как, пока мы побеседуем.

Профессор Шэнь, не говоря ни слова, вышел из гостиной так, словно растворился, Ли Мин только моргнуть успел, а того словно и вовсе не было. В доме все притихло, ни голосов, ни шагов незваного гостя, только диван скрипнул, привлекая внимание Ли Мина к Чжао Юнланю.

— Давайте, рассказывайте, — практически потребовал он от Ли Мина, снова сев ровно.

— Да что тут рассказывать… — замялся Ли Мин.

— Не бойтесь, никто не посчитает вас сумасшедшим. Спецотдел, помните?

— А… а что делает ваш коллега? — присаживаясь на краешек дивана, Ли Мин несмело покосился на место, где стоял Шэнь Вэй.

— Проверяет кое-что, у него свои методы работы. Он скоро вернется, а пока можете рассказать мне, что вас так беспокоит. 

— Я слышу голоса, — зажмурившись, выпалил Ли Мин, подумав, что терять уже нечего.

— Какие? — оживился Чжао Юнлань. — Они что-то говорят? Приказывают?

— Н-нет… они просто шепчут что-то. Но я не разбираю слова. Просто пугают.

Казалось, Чжао Юнлань разочаровался, и Ли Мин подумал, что сглупил, рассказав ему все. 

— Позволите, я оставлю вас на минуту, — поднялся Ли Мин, — мне надо в уборную.

Проходя мимо кухни, Ли Мин заглянул внутрь и застыл от увиденного: посреди свободного пространства стоял, спиной к дверям, профессор Шэнь. Он крутанул рукой, и из его ладони, Ли Мину так показалось, вытекли клубы черного тумана или дыма. Он никогда не видел ничего подобного, а потому замер с открытым ртом и опомнился, только ощутив чужую руку на своем плече. Это Чжао Юнлань незаметно подкрался к нему, отчего Ли Мин едва не подпрыгнул.

— Чжао Юнлань? — на шум обернулся профессор Шэнь.

— Нашел что-нибудь?

— Кое-что есть, — Ли Мин заметил, что профессор Шэнь старательно не смотрел в его сторону.

— Говори прямо, с остальным потом разберемся.

— Я ощутил следы темной энергии. Свежие, буквально полчаса назад.

— А у вас?

— Снова мимо, — вздохнул Чжао Юнлань, — это не тот, кого мы ищем.

— Послушайте, я рассказал чистую правду, — заволновался Ли Мин, — вы должны помочь мне, вы же из спецотдела.

От профессора Шэня хотелось отойти подальше, несмотря на его безобидную внешность, поэтому он вцепился в Чжао Юнланя мертвой хваткой, комкая в кулаках его куртку. 

— Конечно, мы поможем. Не надо так переживать, — тот отцепил от себя руки Ли Мина и достал из внутреннего кармана телефон. — Алло, Кошак? Пришли сюда Чу и малыша Го. Да, да, опять. Нет, это не он, но тут тоже дисинцы.

Убрав телефон, Чжао Юнлань взглянул в испуганные глаза Ли Мина и сказал:

— Скоро сюда приедут наши лучшие специалисты и помогут вам.

— Правда?

— Конечно, правда, — улыбнулся Чжао Юнлань и похлопал его по плечу.

— Но вы же дождетесь их здесь? — Ли Мин обернулся к профессору Шэню. 

Несмотря на свои странности, он пугал уже не так сильно, как перспектива вернувшихся голосов, хотя от его отстраненности и невозмутимости по спине пробегал холодок. Профессор Шэнь кивнул и снова поправил очки, а со стороны Чжао Юнланя раздалось раздосадованное шипение.

— Шэнь Вэй, у нас другие дела, — несмотря на то, что Чжао Юнлань едва не шептал это на ухо профессора Шэня, Ли Мин все слышал. 

— Мы подождем, раз того требует ситуация.

Ли Мин почувствовал себя лучше, практически в безопасности, и, вернувшись в гостиную, принялся наблюдать за своими гостями. Чжао Юнлань был самым обычным, по его мнению. Улыбчивым, с цепким взглядом, но абсолютно человечным. А вот профессор Шэнь, казалось, был только оболочкой, внутри которой мечется буря. Слишком спокойным и отстраненным он казался, и при этом слишком сконцентрированным на своем спутнике, словно сторожевой пес, чутко следящий за малейшими изменениями вокруг. Чжао Юнлань о чем-то болтал, а профессор Шэнь молчал, но стоило за окном раздаться шуму мотора, его ресницы дрогнули.

— Чжао Юнлань, — тихо позвал он, — они приехали.

— Что? А! Да, Ли Мин, я выйду и проинструктирую своих людей, а вы пока тут побудьте, — он поднялся, погрозил кому-то невидимому пальцем и позвал своего коллегу, — Шэнь Вэй.

Ли Мин выглянул в окно: рядом с припаркованной машиной Чжао Юнлань втолковывал что-то двоим агентам. Один был щупленьким парнишкой, а вот второй выглядел так, словно действительно мог защитить кого угодно от неведомой опасности. Профессор Шэнь безмолвно стоял рядом. Наверное, он всегда так себя вел. Каким-то образом он заметил интерес Ли Мина и обернулся в сторону окна. Пристальный взгляд заставил Ли Мина отойти вглубь комнаты — конечно, он всего лишь не хотел им мешать. Сейчас в дом зайдут агенты, они специально подготовлены для таких случаев, и Ли Мин будет в порядке.

Хлопнули автомобильные двери, зашумел мотор, и дверь его дома тихонечко приоткрылась. На пороге стоял тот самый юноша и несмело озирался, вцепившись в свою сумку, перекинутую через плечо.

— Здравствуйте! Меня зовут Го Чанчэн. Я из спецотдела.

— А где второй? — Ли Мин заглянул за спину парнишки, надеясь, что тот не один. Го Чанчэн выглядел абсолютно безобидно и даже испугано, такого самого надо защищать.

— Братец Чу будет в другом месте. Но вы не волнуйтесь, если потребуется, он очень быстро окажется тут.

— Располагайтесь, — предложил Ли Мин, раз других вариантов не оставалось.

Го Чанчэн присел на краешек дивана, который за какой-то час познакомился со столькими новыми людьми, сколько не знал за все то время, пока Ли Мин жил в городе Дракона. И хотя раньше Ли Мин уже бы вовсю переживал за обивку, теперь же просто махнул рукой. Поменяет, если останется жив после этой передряги.

— Сколько вы уже трудитесь в спецотделе? — спросил Ли Мин, чувствуя, что как хозяин дома и старший должен начать разговор и подкинуть тему.

— О, уже несколько месяцев, — с готовностью ответил Го Чанчэн. — Я пока только стажер, но вы можете рассчитывать на профессионализм каждого в спецотделе, особенно начальника Чжао.

— Стажер... — пробормотал Ли Мин. Он заметил, что из сумки, которую Го Чанчэн не выпускал из рук, торчит металлическая дубинка. — Что ж, может быть, чаю?

Идти на кухню было страшновато, но если взять с собой Го Чанчэна, то, наверное, в компании будет спокойнее.

— Как часто появляются эти голоса? — спросил Го Чанчэн, устраиваясь за столом.

— У меня был календарь с отметками, но я бросил его вести, когда они стали раздаваться каждый день, — вздыхая, поделился Ли Мин.

— Может быть, вы помните время, когда они появлялись чаще всего?

— Вечерами они точно тут. Днем-то я работаю. Сначала мне казалось, что это все воображение, или звуки с улицы, или еще что-то. Но последнюю неделю... — Ли Мин покачал головой. — Вы думаете, это дисинцы? Но это же только легенды. Мне рассказывали их, когда я переехал сюда. Это же не может быть правдой.

Ли Мин умоляюще взглянул на Го Чанчэна, который, казалось, едва сдерживал себя, чтобы не вскочить и не начать утешать его.

— Это правда. Но для этого существует спецотдел! — преувеличено бодро заявил он, словно одни только его слова могли изменить все к лучшему.

— А дисинцы вообще знают о вас? О спецотделе? — в голову Ли Мина начало закрадываться подозрение, что голоса могут затаиться на время, видя, что в доме ошиваются агенты спецотдела.

— Конечно!

— Плохо.

— Почему?

— Если это дисинцы, они ведь могут спрятаться, а когда вы уйдете, появятся снова и для меня ничего не изменится. Мне придется уехать отсюда, если я не хочу слететь с катушек. Продать дом. Только кто его купит теперь? Да и поможет ли это? Может быть, дисинцы охотятся за мной прицельно...

— Не волнуйтесь так, мы обязательно разберемся.

 

* * *

 

Ли Мину казалось, что в этот день уже ничего не произойдет, и Го Чанчэну придется уйти на ночь, так и не услышав голоса. Ли Мин исподтишка наблюдал, как тот старательно выводил иероглифы в тетради. Го Чанчэн, конечно, заранее поинтересовался, может ли отвлечься от беседы, чтобы записать впечатления сегодняшнего дня, как привык делать каждый вечер. Ли Мин заверил, что все в порядке, и тот может заняться своими делами, Ли Мин не из тех, кого надо развлекать бесконечной беседой. Он взял книгу, устроился неподалеку, но то и дело посматривал на Го Чанчэна.

Хлопнула задняя дверь, и Ли Мин, одновременно с Го Чанчэном, обернулся на звук.

— Вы живете не один?

— Один.

— Тогда кто это? — спросил Го Чанчэн, но Ли Мин не мог вымолвить ни слова. Его начало мелко потряхивать, когда он услышал тихий шелест, и кажется, на этот раз, не только он один. Го Чанчэн тут же подскочил на ноги, выхватил из сумки свою металлическую палку, которая оказалась телескопическим шокером, и выставил ее перед собой, озираясь по сторонам.

Шепот приближался, но разобрать слова Ли Мин не мог. Он сжался в надежде, что Го Чанчэн все-таки сможет контролировать ситуацию, спецотдел как никак. Кажется, он даже начал подвывать от ужаса, и тогда Го Чанчэн принялся размахивать палкой, по которой периодически пробегали разряды. На очередном замахе раздалось: «Ой!» — и на пол упал совсем молоденький юноша, почти подросток.

— Спецотдел! Не двигайся! — выкрикнул Го Чанчэн. 

Ли Мин шокировано уставился на паренька. Тот смотрел исподлобья, зло и явно не был доволен тем, что его обнаружили.

— Циньцинь! — раздался еще один голос, на этот раз девичий.

Рыкнув, паренек вскочил на ноги и бросился к входной двери, он даже успел распахнуть ее, но неожиданно снова рухнул на пол. Если пять минут назад, Ли Мину казалось, что сильнее удивить его нельзя то сейчас он был готов взять свои слова назад. Паренек был словно опутан едва видимыми тонким нитями, которые тянулись в темноту ночи через распахнутую дверь. 

— Циньцинь!

Из воздуха соткалась девушка, поразительно похожая на силящегося разорвать нити паренька, и кинулась ему на выручку. Однако она пробыла на свободе еще меньше. В дверной проем шагнул братец Чу и отточенным движением спеленал и ее.

— Отпусти Яньси! — процедил Циньцинь.

Братец Чу на это лишь хмыкнул, но не удостоил даже взгляда. Не мешкая, он подошел к Го Чанчэну и, положив руку на плечо, вполголоса поинтересовался:

— Ты цел?

От Ли Мина не укрылось, как он при этом едва заметно погладил того по шее большим пальцем. Сам же Го Чанчэн счастливо улыбнулся и кивнул, ничего не говоря.

— Надо сообщить начальнику Чжао, — подсказал Го Чанчэн, глянув на Ли Мина через плечо братца Чу. Ли Мин подумал, что если бы не его возня, то эти двое так и стояли бы, пялясь друг на друга. 

Братец Чу, без промедления, достал мобильник и нажал кнопку вызова, пока Го Чанчэн оттаскивал обездвиженные тела от прохода. Ли Мин не стал ему помогать. Хоть теперь голоса, так пугавшие его раньше, обрели материальную форму, приближать к ним все равно не хотелось.

— Весь вечер дверь нараспашку, — ворчливо, но тихо, пробормотал Ли Мин, когда Чжао Юнлань деловито перешагнул порог, окидывая взглядом, что изменилось за время его отсутствия. По меркам Ли Мина, тот примчался практически мгновенно, словно ждал в соседнем доме или, может быть, на улице в засаде. Город Дракона был далеко не маленьким. 

— Так-так... — Чжао Юнлань присел на корточки и всмотрелся в лица пленников. — Вы покинули Дисин и, очевидно, не желаете туда возвращаться. Вместо этого принялись изводить господина Ли. Сколько уже это длится?

Чжао Юнлань обернулся к Ли Мину, и тот с готовностью подсказал:

— Месяц!

— Месяц! Целый месяц вы занимались тем, что сводили с ума ни в чем не повинного человека. Нехорошо так делать. Лучше бы жили себе спокойно в Дисине.

— Да что ты знаешь? — зло бросил Циньцинь. — Поживи там сам, а я посмотрю, на что ты потом пойдешь, лишь бы выбраться на поверхность.

 — Ну ладно, сбежали. Но зачем других мучить?

— Это случайно вышло, — подала голос девчонка. — Он не должен был нас услышать, — она скорчила жалостливую мордочку и продолжила, — только Циньцинь уронил сумку, поэтому так вышло. 

— Но не увидели? — спросил Шэнь Вэй.

— Мы умеем становиться невидимыми...

— И вы начали пугать господина Ли, — закончил Шэнь Вэй. — Как вы проникли в дом?

— Через окно. Оно было не заперто, но открывалось с усилием. Мы случайно это обнаружили, когда искали, где спрятаться на ночь. А потом украли ключ, — последнюю фразу Яньси уже шептала. — Вы отправите нас назад? 

— Разумеется. Вы не просто поднялись на поверхность, вы еще и нарушили ряд законов. И пусть вы никого не убили, но сильно испортили жизнь господину Ли. Чуть не довели его до больницы, — Чжао Юнлань был категоричен.

— Начальник Чжао, но ведь они никого не убили, — Го Чанчэн подскочил к ним поближе. — Они правда вели себя неподобающе... но, может быть, у них есть на то причины? 

Ли Мин видел борьбу в душе мальчишки, но чувств его не разделял. В дурдом отправился бы он, а не Го Чанчэн.

— Достаточно! 

Все присутствующие разом обернулись в сторону, откуда раздался властный голос.

— Ну точно проходной двор, — Ли Мин не заметил, как в их компании появился еще один гость в длинной черной сутане, скрывающей фигуру, капюшоне и маске на пол-лица. 

— Посланник в черном... — обреченно прошептал Циньцинь. Го Чанчэн потупил взгляд, братец Чу весь подобрался, а Чжао Юнлань никак не отреагировал, словно даже ждал его появления. Хотя, он начальник и должен знать побольше остальных, подумал Ли Мин.

— Вы отправитесь со мной в Дисин.

— Пожалуйста, не надо! — взмолилась Яньси. Циньцинь лишь яростно сверкал глазами и хранил молчание. Ли Мин не мог не поразиться, с какой легкостью Посланник взял их обоих за шкирку и... пропал. 

— Ну все, теперь вы в полной безопасности, — Чжао Юнлань хлопнул его по плечу, от чего Ли Мин едва не подпрыгнул. Пока он наблюдал за Посланником, тот успел незаметно подойти со спины.

— А, да, хорошо...

— Все на выход, дадим господину Ли хоть часть ночи нормально отдохнуть, — скомандовал Чжао Юнлань.

— Спасибо вам большое! — Ли Мин наконец-то вспомнил о приличиях и принялся отвешивать поклоны.

— Ну ладно, ладно, это наша работа. Теперь вам ничего не угрожает, — Чжао Юнлань помахал рукой и, не задерживаясь, вышел следом за остальными.

— А если появится кто-то другой? — спросил Ли Мин, но ответа не получил: машина спецотдела уже выруливала на дорогу. — Ладно.

Ли Мин медленно закрыл дверь и повернул замок, затем так же преувеличенно спокойно отправился на кухню, достал бутылку крепкого вина и, наплевав на бокалы, сделал большой глоток. В доме стояла полнейшая тишина, и это было несколько непривычно. За последний месяц Ли Мин привык чутко прислушиваться к каждому шороху, но сегодня такая необходимость пропала. Он кожей чувствовал, что никого кроме него тут нет.

Ли Мин взглянул на часы — время перевалило за полночь, и хорошо бы было последовать совету Чжао Юнланя и отправиться отдыхать, но он продолжал ходить из комнаты в комнату, не расставаясь с вином и периодически делая глоток-другой. Ли Мин чувствовал, что не сможет заснуть, несмотря на накопившуюся усталость.

Звонок в дверь застал его по дороге на кухню, Ли Мин собирался поискать еще вина, но вместо этого пришлось идти проверять, кого принесло в такое время. Распахнув дверь, он услышал обрывок разговора, который не прервался, когда гости увидели его.

— Ты же умеешь так делать. Почему нет? — Чжао Юнлань спросил у Шэнь Вэя.

— Это не развлечение.

— Никто не говорит, что это шутки. Но думаю, что для господина Ли так будет лучше, — настаивал Чжао Юнлань.

— Что лучше? — спросил Ли Мин, не будучи уверенным, что хочет знать.

— Все, — обрубил Чжао Юнлань. — Давайте зайдем внутрь. Господин Ли, у вас есть свеча?

— Свеча? Обычная свеча из парафина? Есть, только зачем она?

— Надо провести обряд.

— Чтобы те дисинцы больше не вернулись? — предположил Ли Мин.

— Ага, — не моргнув глазом, подтвердил Чжао Юнлань и, когда Ли Мин принес свечу, сделал приглашающий жест Шэнь Вэю.

— Посмотрите на пламя, — покорно начал Шэнь Вэй. — Все, что происходило с вами за последний месяц, было всего лишь дурным сном. Вы слишком устали на работе, и вот результат. Теперь вы будете внимательнее относиться к отдыху, и тот сон очень скоро забудется. Завтра вы уже не вспомните ни о чем. А теперь идите отдыхать…

 

* * *

 

Проснувшись воскресным утром, Ли Мин обнаружил, что чувствует себя паршиво: разбитым и усталым, словно не спал целый месяц. Выйдя в гостиную, он смог хотя бы частично объяснить свое самочувствие: посреди комнаты валялась бутылка из-под вина. Хорошо, что пустая, иначе пришлось бы выводить пятно с ковра, или еще хуже — покупать новый. Ведь свой дом Ли Мин очень любил. Когда он купил его, то провел основательный ремонт, перестроив под свой вкус, и был точно уверен: в доме нет никаких потайных комнат, замурованных человеческих останков, досок Уиджи на чердаке, формул призыва в подвале. Дом был чист и безопасен. Абсолютно.