Actions

Work Header

Ты. Я. Рассвет.

Work Text:

Ладно, когда кто-то не знал, какое вино нужно выбирать к стейку, Мужэнь это принимал. Не понимал, потому что как надо себя не любить, чтобы не делать жизнь более комфортной и приятной, но у всех были разные ценности. Еще он знал, что не все предпочитают отдыхать в баре за кружкой пива после тяжелого рабочего дня. Ладно, он даже готов был терпеть частый рамен на ужин, неубранные пустые упаковки из-под чипсов и эти самые чипсы на общем диване.

Но последней каплей стало то, что его девушка ушла к его же неотесанному соседу, который не разбирался в вине и не умел отдохнуть. А может, терпение лопнуло из-за его грязных носков, которые Мужэнь нашел почему-то в своей постели.

В общем, он очень быстро собрал все вещи и, даже не успев найти новую комнату или квартиру, съехал, закинув все барахло в гараж к знакомому.

Так он официально стал бездомным.

Первую неделю на работе никто ничего не замечал: у них был аврал, ночевать оставался не он один, а еще половина отдела. И даже отдел Личэня вместе с ними тусил до трех утра в офисе, работая уже над своим заказом.

В итоге, лишь когда обе свадьбы клиентов прошли гладко, а их отряды панд Синсы засыпал благодарностями вместе с премией, оставшегося ночевать на общем диване Мужэня заметили.

Точнее, заметил только один человек — Синсы. Осторожно похлопывая по плечу, он рано утром разбудил его самой прекрасной в мире фразой: «Тебе негде жить?».

Мужэнь спросонья только отмахнулся от него, пряча под покрывалом голову, но если Синсы что-то было нужно, он становился хуже Личэня.

— Мужэнь!

— Да что? — пробурчал Мужэнь, едва открывая глаза и высовываясь из-под покрывала. И только после этого до него дошло, где он был и кто стоял перед ним. — Синсы…

Друг, а по совместительству и начальник, сидел на корточках перед его импровизированной постелью с очень сложным и сочувствующим выражением лица.

— Тебе негде жить? — повторил он свой вопрос, видя, что тот проснулся достаточно для осмысленного разговора.

— Я просто не успел найти квартиру, — чуть смутился Мужэнь, приглаживая волосы руками, — из-за проекта совсем не было времени заняться этим вопросом.

— Может, тебе помочь?

— Нет, спасибо, я сам.

Синсы поднялся с корточек, покачал головой, а затем мягко, как будто уговаривал своего младшего брата, не приказал, а попросил:

— Возьми на полдня выходной и займись этой проблемой.

— Спасибо, — не смог и в этот раз отказаться Мужэнь, хотя и не любил ничего, что могло помешать его работе.

Впрочем, выходной не понадобился, потому что уже в обед Синсы позвал его в переговорную с такой широкой и радостной улыбкой, что Мужэнь почувствовал: ему точно не понравится тема разговора.

— Вечером посиделки с пивом будут за твой счет, — сразу же начал Синсы, садясь за стол и складывая руки на груди.

— По какому поводу? Что такого хорошего случилось, чего я не знаю?

Мужэнь привычно отодвинул стул подальше и сел напротив, поправив при этом любимый пиджак, чтобы не помялся.

— Я нашел тебе квартиру. В смысле комнату для жилья с очень хорошим соседом.

Этот «хороший сосед» внушал еще меньше доверия, чем широкая улыбка.

— Синсы! И кто же будет моей новой женушкой? — с грохотом открыл дверь в переговорную Личэн.

Повисла тишина. Личэн все еще стоял в дверях с огромной надеждой в глазах, Синсы улыбался, как Санта-Клаус, подаривший детишкам лучший в их жизни подарок, а сам Мужэнь фыркнул и отказался:

— Я не буду его женой.

— Вы просто будете жить вместе.

— Это не девушка? Синсы!

— Личэн ищет, с кем снимать квартиру, а ты, Мужэнь, вообще без какого-то места жительства. И нет, офис нельзя назвать даже временным домом, даже если ты очень любишь нашу компанию.

— Тебе негде жить? — сразу же стал более серьезным Личэн, и Мужэнь обреченно вздохнул. Единственным, кто не должен был знать о его бедственном положении, был Личэн, но Синсы решил, что это хорошая идея — рассказать все именно ему.

Какой кошмар.

— Я поругался со своим бывшим соседом, и так как это была его квартира, то я съехал. И просто не успел найти другой дом.

Личэн закивал головой, как болванчик, а затем просканировал его, начиная с носков начищенных туфель и заканчивая идеально уложенной прической.

— У меня как раз съехал сосед, комната большая и светлая, кухня общая, как и санузел. Девушек домой не вожу.

А вот это было неожиданно. Мужэнь вытаращился на него, понимая, что это был самый сильный аргумент против того, чтобы начать жить с Личэнем. Слушать на работе о его похождениях было одно, но видеть их вечерами совсем другое дело.

— Съезжайтесь, друзья мои, — довольно рассмеялся Синсы, хлопнул в ладоши и вообще всем своим видом показал радость от так легко разрешившейся с его помощью проблемы. Точнее, двух проблем — и одним разговором!

— Можем вечером перевезти твои вещи ко мне, — предложил Личэн, так внимательно на него глядя, что даже улыбаться как дурак перестал.

Мужэнь нахмурился, чувствуя абсолютное нежелание и при этом понимая, что, если сейчас откажется — это будет абсолютно детская и глупая реакция.

— Хорошо, заедем только к моему другу, я вещи оставил у него в гараже.

— Отлично! Но вынужден сразу предупредить, что я не ждал сегодня гостей, надеюсь, ты не против небольшого бардака.

Мужэнь кивнул, зная, что, по сравнению с его комнатой, у всех и всегда бардак.

***


Ладно, возможно он должен был серьезно пересмотреть свой взгляд на Личэня, потому что его бардак оказался на деле одной грязной тарелкой в раковине, недоеденными чипсами в гостиной на журнальном столике и забытой там же пустой банкой из-под пива. Окей, и плед на диване валялся как попало, да.

В общем, даже у Мужэня бывал бардак побольше, а по сравнению с бывшим соседом квартира вообще казалась стерильно-чистой.

— Добро пожаловать… — радостно и громко начал Личэн, но увидел осматривающегося Мужэня и менее уверенно продолжил: — Домой.

— Мне нравится, — конечно же, заметил эту заминку Мужэнь и кивнул в сторону закрытых дверей: — Покажешь мою комнату?

— Конечно! — Личэн тут же расслабился и начал небольшую экскурсию. — Как видишь, здесь кухня с гостиной, все бытовые приборы уже есть. Вот эта дверь ведет в мою комнату, прямо напротив — твоя. Она выходит на восток, так что с утра будет солнечно. А здесь ванная и туалет. В квартире санузел один, так что придется делить.

— Хорошо, — кивнул Мужэнь, который действительно не имел ничего против. С таким неожиданно аккуратным соседом это вовсе не казалось проблемой. И как только Личэн на работе умудрялся скрывать все свои хорошие черты?

— В общем, обустраивайся, — почесывая затылок, выдал Личэн, впуская его в полупустую комнату, а сам остался на пороге. — Я пока принесу твои вещи.

Мужэнь даже повернуться к нему и отказаться не успел, как того и след простыл. Так что он так и остался стоять, глядя то на кровать без матраса, то на шкаф, то на письменный стол без стула. Стало ясно, что, помимо размещения всех своих вещей, придется еще докупить и недостающую мебель. И матрас стоял на верхней строчке приоритетных покупок. Мужэнь положил свой рюкзак на стол, вышел обратно в гостинную и скептически посмотрел на не самый длинный диван. На одну ночь он тут еще сможет разместиться, но не более того. Спать все время с подогнутыми ногами он точно не сможет.

— Можешь пока переночевать со мной, — тонко подметил его задумчивый взгляд Личэн. — У меня двуспальная кровать и даже одеяло с подушкой я дам.

И пусть это было очень соблазнительное предложение, потому что за неделю Мужэнь уже устал от диванов, но лечь в постель к Личэню вот так, с ходу, он еще не был готов. В смысле вообще не был готов.

— От подушки с одеялом не откажусь, но лучше я переночую здесь, а завтра закажу себе матрас.

— Как знаешь, — не стал настаивать Личэн и отнес вещи в его комнату. — Что будешь на ужин, кстати? Надо как-то отпраздновать твое новоселье!

— Может что-нибудь закажем? Я плачу!

— Хочу пиццу!

Мужэнь повернулся в сторону своей комнаты, из которой ему Личэн и кричал, и впервые за очень-очень долгое время почувствовал, что значит оказаться дома.

— С пивом?!

— И последнего побольше закажи! Заодно отметим завершение двух проектов!

Уже только по планам вечер обещал быть лучшим в этом году. Мужэнь с легкой улыбкой вытащил телефон из кармана пиджака и набрал любимую пиццерию. Праздновать так праздновать!

***


Ладно, у Мужэня не только первое впечатление о Личэне было неверным, но даже то удивление, которое он испытал в первый день, когда они съехались, не могло его подготовить к правде жизни.

Во-первых, Личэн был очень аккуратным, и нигде никакие крошки после него не валялись, и чужие носки у себя Мужэнь тоже ни разу не нашел. Хотя подсознательно даже ждал.

Во-вторых, Личэн был очень внимательным и буквально спустя две недели запомнил, какие ароматы Мужэню нравятся, какой шампунь, зубная паста, пиво и даже в каком настроении какую еду он ест и каким алкоголем запивает. Это было приятно. Мужэнь старался в ответ тоже запомнить такие мелочи о нем, но получалось, откровенно говоря, плохо.

В-третьих, Мужэнь спустя время осознал, что их квартира стала для него чем-то, что действительно можно назвать домом. Правда, только после того, как они съездили в магазин и купили ему матрас и еще кучу всего из мебели и не только (да, пару раз ему все же пришлось поспать на диване). В общем, после работы теперь действительно хотелось вернуться к себе, потому что там обязательно ждал или вкусный ужин с интересным фильмом, или его тащили в хорошее кафе перекусить. Жить стало приятно и очень комфортно.

И самое главное — Личэн, как и говорил, действительно не водил девушек домой. Более того, учитывая сколько времени они проводили вдвоем, у Мужэня начали закрадываться большие подозрения, есть ли эти похождения с девушками вообще. Потому что рассказы на работе остались, а времени, чтобы все это воплощать в жизнь, точно не было — он все вечера проводил или в офисе, или с Мужэнем. Последний даже ради интереса проверил один раз, спал ли тот всю ночь дома или выбирался куда-то погулять, но нет. Личэн очень крепко и счастливо спал, в отличие от Мужэня, который потом весь день гордо ходил с синяками под глазами и чуть не вывихнул в зевке челюсть.

В общем, после начала совместного проживания стало ясно, что образ Личэня на работе и то, каким он был на самом деле — это две диаметральные противоположности. Поэтому у Мужэня накопилось очень много вопросов, и за ответами, кроме самого Личэня, он мог обратиться только к Синсы.

— Что с ним не так?

— С кем?

— С Личэнем. Не прикидывайся, я знаю, что ты ждал момента, когда я приду к тебе с вопросами.

Синсы скромно улыбнулся и сложил руки на столе в замок, даже не смотря в сторону принесенного официантом кофе. Он явно наслаждался ситуацией.

— Что конкретно ты хочешь узнать?

Дальнейшему разговору помешал телефон: Юнцзе, как всегда после завершения рабочего дня, позвонил Синсы.

— Да, я с Мужэнем. Нет, я недолго, мы только поговорим и пойдем по домам. Да, можешь через час разогреть ужин. Да, я тебя тоже очень люблю.

— Так вот, — стоило только Синсы положить трубку, начал Мужэнь, но в этот раз их прервала трель уже его собственного телефона.

— Да, Личэн. Да, я немного задержусь сегодня. Нет, не по работе, мы с Синсы вышли поговорить. Да, хорошо, я зайду. Что-то еще надо купить? Нет? Хорошо. Да, ужин через полчаса можешь заказать, как раз приеду и его привезут. Что я буду? Выбери сам, я тебе доверяю. Да, до встречи.

Синсы приподнял обе брови и кивнул в сторону отложенного телефона:

— Личэн?

— А кто же еще.

— М-м-м, — задумчиво протянул он и продолжил смотреть с очень любопытным видом.

— Что? — стушевался Мужэнь, хватая со стола свой стаканчик с холодным американо.

— Ты ничего не заметил?

— Точно! Личэн, он странно себя ведет! За все время, что я с ним живу, он ни разу не ходил на свидание с девушкой. Но продолжает этим хвататься. Что за черт?

— Нет, ты не заметил, что ваш разговор сейчас был очень похож?

— Похож? На что похож? — Мужэнь нахмурился, перебирая в памяти все фильмы, но ничего в голову не приходило. Что еще это могло напоминать?

— Намекну: вы разговаривали точно так же, как и мы с Юнцзе.

— Так же?

— Абсолютно. Ты не замечал, что твои интонации, когда ты говоришь с Личэнем, меняются? Это местами самый настоящий флирт. И я молчу про содержание самого разговора — как у старой парочки.

Мужэнь вначале отхлебнул кофе, а затем тяжело сглотнул. Пусть он до последнего не думал о таком повороте событий и не видел всех намеков, хотя они были прямо вот, под носом, но дураком тоже себя не считал. И о чем прямым текстом говорил Синсы — понял.

— Хочешь сказать?..

Синсы пожал плечами, откинулся на спинку стула и добродушно улыбнулся.

— Я не умею читать мысли. О чем именно ты подумал?

Ох, как Мужэнь не любил эту черту его характера! Потому что было ясно, что Синсы его понял, но все равно заставлял вслух произнести эти пугающие слова.

— Я ему нравлюсь?

— Он тебе точно нравится, — вместо ответа засмеялся Синсы, и Мужэнь зло сузил глаза. — Ладно-ладно, ты ему тоже нравишься. По крайней мере, я начал это подозревать еще до того, как вы съехались.

— Что?

— Я тоже случайно узнал, что все его рассказы — не более чем рассказы. А вот взгляды, которыми он тебя одаривал, пока ты не видел, и все небольшие мелочи, которые он знал, были самыми что ни на есть настоящими. А когда ты остался без жилья, я просто решил, что сама судьба пытается что-то сделать. Поэтому и подтолкнул вас немного друг другу навстречу. Так сказать, свел вместе две страдающие души.

— Мы не встречаемся, чтобы ты мог говорить о том, что свел нас. Плохой из тебя Купидон!

— Вы уже живете вместе, это намного лучше, — Синсы наконец-то взял свой стакан с кофе и сделал несколько глотков, пока Мужэнь пытался прийти в себя.

Неужели они действительно со стороны выглядели как живущая вместе парочка?

Выглядели.

Напрягало ли это как-то Мужэня? Расстроился ли он узнав, что Личэн, возможно, влюблен в него?

Ни капли.

— Ты как? — осторожно и с легким беспокойством начал Синсы. — В порядке? Не шокирован, что в тебя влюблен парень?

— Ты сам сказал, что я в него влюблен. Кажется, это должно было бы шокировать меня сильнее, не думаешь?

Синсы подавил смешок и мягким тоном спросил:

— Тебя не шокируют отношения с парнем?

— Главное, чтобы этот человек мне нравился, а какого он пола — неважно, — ответил Мужэнь то, что действительно было у него на сердце и в голове. Предыдущая девушка так и не запомнила его любимый ресторан, а Личэн знал даже марку его трусов. И пусть это сомнительный показатель, но Мужэнь знал, что вот именно из таких мелочей и строятся отношения. И его собственное восприятие человека.

— В таком случае, я ответил на твой вопрос, что не так с Личэнем? Просто он в тебя влюблен.

— Он правда?.. — Мужэнь вздохнул, не договорив. Это одновременно и казалось невероятным, и в то же время чувствовалось правильным.

— Он правда, — закивал Синсы, допил кофе и посмотрел на часы. — Мы обещали нашим парням, что не будем долго гулять. Если хотим сдержать обещание, то пора выдвигаться.

— Личэн не мой парень.

— Да ладно?

— Пока не мой парень, — поправил себя Мужэнь и схватил стакан, чуть не расплескав кофе себе же на штаны.

— Пока?

— Пока. И это то, что я теперь должен исправить, — в несколько глотков допил кофе Мужэнь, совсем по-детски икнул и смущенно улыбнулся. — Жди хороших новостей.

— Только попробуйте в будущем заказать свадьбу не у нас, — отсалютовал ему пустым стаканом Синсы, как всегда безмерно поддерживая.

***


Как-то красиво начать разговор на романтическую тему с порога не получилось, потому что под мышкой у Мужэня была охапка лука-порея, а в сумке литров пять молока, не считая мелочевки из хлеба, чипсов и нескольких упаковок рамена. За ужином тоже настроение никак не находилось вместе со словами — пицца была вкусная, баскетбол по телевизору интересный, пиво прохладное, но такие дружеские посиделки перебивать серьезными разговорами о любви казалось преступлением. В итоге, Мужэнь так ничего и не сказал, хоть Личэн и начал на него кидать обеспокоенные взгляды.

— Все в порядке, — раз в десятый уже повторил Мужэнь, прежде чем задуматься над тем, стоит ли ради такого дела организовать ужин при свечах. Это точно могло бы настроить их на нужный лад, вот только провернуть все тайно получилось бы лишь с помощью Синсы. Или какого-то ну очень важного задания, ради которого можно было бы отослать Личэня из дома.

— Точно?

— Точно.

И ведь не соврал. Действительно все было нормально, просто после решения этой небольшой проблемы с признанием все должно было стать уже отлично.

Мужэнь скосил взгляд в сторону Личэня. Тот, как и всегда, сидел рядом с ним на диване, чуть подавшись вперед и внимательно смотря на игру. Его глаза то и дело бегали по экрану телевизора, а одна нога дергалась, чем до невероятности отвлекала. Мужэнь положил ладонь ему на колено, чуть сжал через спортивные штаны и, сам не ожидая от себя, предложил:

— Не хочешь увидеть со мной рассвет?

— Что? — Личэн отвлекся от игры, поворачиваясь к нему с полными непониманием, написанным на лице. Это легко считывалось и с приоткрытого рта, и с приподнятых бровей. Мужэнь чуть сильнее сжал его колено и очень четко выговаривая каждое слово, повторил:

— Не хочешь встретить сегодня рассвет? Со мной? У меня в комнате?

Личэн так и продолжил сидеть, замерев, пока Мужэнь не предпринял последнюю попытку донести ему свою мысль: медленно провел ладонью по бедру, забираясь все выше и выше.

— Ты. Я. Рассвет?

Личэн моргнул, тряхнул головой, а затем остановил его руку почти у своего паха и с какой-то безумной улыбкой уточнил:

— А наблюдать за ним мы будем из твоей кровати? На пол я не согласен.

— Значит, из кровати, — согласился Мужэнь, чувствуя, как покраснело лицо, но потеплевший взгляд Личэня сразу вытеснил все мысли по этому поводу.

— Ты правда?.. — что именно хотел спросить или сказать Личэн, Мужэнь понять не успел, оказавшись в крепких объятиях. — Правда?..

— Да-да, зову тебя на рассвет, в постель и свою жизнь, — закатил глаза Мужэнь, а после обнял в ответ.

— Согласен на все! Ты не можешь потом забрать слова обратно! И вообще, лучше я перееду к тебе в комнату, чтобы ты точно не смог ничего отменить!

Что ж, он действительно сильно нравился Личэню. И еще одно: даже во время дружественных посиделок с пивом и баскетболом можно было начать личную жизнь. Главное, не забыть потом свадьбу заказать у Синсы!