Actions

Work Header

Мертвые Боги-2. Священный огонь

Chapter Text

22.

 

Вокруг горело множество свечей, вся гостиная была ими уставлена, и пахло какими-то травами, очень знакомо и притягательно. Денни сделал несколько глубоких вдохов, замерев на пороге и не решаясь пройти дальше.

- Ты задержался.

- Пробки, - Денни вяло махнул рукой, свечи его заворожили. Множество огоньков, расставленных по всем видимым поверхностям, колыхались, повинуясь малейшему колебанию воздуха, словно в танце – только без ритма и без музыки. – Что ты задумал?

МакГарретт вышел из кухни; на нем были только штаны, от которых он, не спеша, положив руки на пояс и так же не спеша, оттянув резинку, избавился, просто позволив тем упасть вниз. После чего, как ни в чем не бывало, развалился на диване, широко расставив ноги и закинув руки за спинку.

- Блядь. Ты всех гостей так встречаешь? – Денни с трудом отвел взгляд от обнаженного торса, даже не пытаясь сделать вид, что только что с жадным любопытством не разглядывал блядскую дорожку из темных волос или чужой член.

- Только тебя.

Ему потребовалось всего два дня, чтобы тщательно все обдумать и взвесить, и то, что он стоял посреди этой гостиной, и было его ответом. Он неосознанно шагнул в направлении дивана, пока не спохватился, что делает, и не остановился, шумно сглотнув и нервно ослабив галстук. И хотя перспектива провести вечер в этом жутком доме, его не особо вдохновляла, им с МакГарреттом нужно было многое обсудить. А теперь все стремительно шло к тому, что они вряд ли сегодня хоть о чем-то поговорят. Кроме них самих. Получив сообщение с просьбой-приказом приехать к нему, Денни точно не ожидал подобного приема.

- Стив? – настолько неловко ему уже давно не было. Когда он ехал по пробкам в этот дом, то рассчитывал на ужин в виде прожаренного фирменного стейка и холодного пива, и точно не ждал, что его встретит иллюминация в виде свечей и голый МакГарретт. Хотя не то чтобы он был против такого развития событий, судя по заинтересованно дернувшему члену в штанах.

- Я дал тебе более чем достаточно времени, чтобы подумать обо всем. Теперь иди сюда, — это точно не было просьбой. Потому что ему отдали приказ, противиться которому он не смог, даже если бы очень хотел.

Так уже было, его словно на веревке дернуло к дивану. Денни даже не понял, как успел в несколько шагов подойти и упасть на колени прямо между чужих длинных ног. Его руки тут же легли на крепкие бедра, чтобы заскользить по горячей коже вверх и вниз, наслаждаясь ощущениями и дарованной ему привилегией.

Ему разрешали поклоняться и боготворить. Отдаваться и приносить себя в жертву. Денни подался вперед и прижался губами к груди, там, где билось сердце, размеренно и спокойно. Его откровенно вело, хотелось того, что он никогда себе до встречи с МакГарреттом даже в мыслях не позволял, никогда даже не задумывался, что мог желать. Его никогда раньше не привлекало мужское тело, никогда раньше от вида голого накаченного торса не поджимались яички, а внизу живота не разливалось нестерпимое тепло, словно туда горячей водой плеснули. И так он реагировал только на одного человека.

- Стив, - простонал Денни, пытаясь справиться со срывающимся голосом и хриплым дыханием.

Его властно взяли за плечи и немного отстранили, чтобы он мог мутным взглядом проследить, как приблизилось чужое лицо, и сразу же сдаться под напором настойчивых губ. И отвечать, благодарно принимая чужую власть над собой. Денни слепо заскользил руками по чужой груди, по рукам, по бедрам, пытаясь дотянуться сразу до всего разом.

Поцелуй совершенно выбил его из колеи, пока он сам торопливо вылизывал чужой рот, ласкал язык, невесомо проходился по линии подбородка, чтобы тут же снова вернуться к чужим губам и со слабыми стонами выдыхать в приоткрытый рот.

Избавление от галстука и рубашки он практически не зафиксировал, только вдруг понял, что ничто больше не служило барьером между его кожей и чуткими умелыми пальцами. Наигравшись с его сосками, Стив мягко запустил руку в его волосы и, сжав, потянул назад, обнажая шею, чтобы тут же начать оставлять свои метки.

- Нннгх, - долго стоять на коленях для него было неудобно и болезненно из-за давней травмы, но он упорно терпел, не желая менять их позу, пока Стив, наконец, не сжалился над ним. Он медленно встал, потянув Денни за собой, и удержал, не дав упасть, когда его повело в сторону на затекших ногах, после чего они поменялись местами.

Теперь была очередь Денни восседать на диване и принимать чужое поклонение. С него стянули ботинки и носки. Он все ждал, когда наступит очередь брюк и нижнего белья, но МакГарретт явно никуда не торопился, заполучив его именно туда, где он хотел, чтобы Денни находился – зажатым между его рук без возможности вырваться или увернуться.

Мысль, что весь этот дом мог быть огромным алтарем, а его сейчас приносили в жертву, Денни не нравилась, но и сопротивляться он не мог. Только не тогда, когда его наконец избавили от всех покровов, представив полностью обнаженным чужому горящему взору. Его уже даже не пугала предстоящая близость, он знал, как это происходило между мужчинами, специально изучил, чтобы знать, к чему быть готовым. Если бы только это могло подготовить его к удушающей сладости и сметающей любые барьеры страсти.

Он сам охотно насаживался на длинные пальцы, пытаясь вобрать их в себя как можно глубже и подготовиться к тому, что будет намного толще и длиннее. Прохладный пол под спиной немного привел его в чувство, напоминая, что они даже до постели не добрались, а его первый раз вот-вот случится прямо тут, посреди гостиной.

- Посмотри на меня.

Денни с трудом разлепил крепко зажмуренные глаза, чтобы тут же задрожать и снова сжаться на пальцах внутри него.

- Тшшш. Не бойся. Я рядом.

Вокруг не было больше знакомой гостиной. Мебель, свечи, дверь, ведущая на задний двор, все исчезло в клубящейся тьме, словно та давно поглотила и берег, и сам дом, оставив их наедине друг с другом.

Невесомые поцелуи немного отвлекали, но он все никак не мог расслабиться, пока его не отвлек болезненный укус в плечо. После чего тело снова болезненно дернулось от вторжения. Денни слабо застонал сквозь сжатые зубы, цепляясь за широкие плечи слабыми пальцами. Его выгибало и меняло, пока глубокие толчки выбивали из него хриплые стоны вперемешку со всхлипами.

Его клеймили и предъявляли на него права в самом первобытном, самом честном виде. Денни даже сразу не понял, как его затрясло в первом немного болезненном оргазме. Без передышки, без шанса прийти в себя, чувствительного и расслабленного, Стив перевернул его на живот и снова вошел, чтобы тут же начать плавно двигаться.

Легкие нежные поцелуи по спине и плечам резко контрастировали с грубыми толчками внутри него, сбивая с толку и принося смятение. Даже сквозь болезненное наслаждение Денни не мог отделаться от мысли, что им пытались насладиться так, словно второго шанса уже никогда не будет.

Его снова перекатили на спину, так что теперь они могли смотреть друг другу в глаза, не таясь и не скрываясь. И Денни даже честно старался, но глаза сами собой закрывались, пока он жадно ловил ртом воздух и пытался держать заданный ритм. Он несколько раз слабо ударил по блестящему от пота плечу, безмолвно призывая сбавить темп, пока его снова не накрыло. Во второй раз он хотел в полной мере прочувствовать и насладиться происходящим.

- Стив, Стив, Стив, - слабо и сбивчиво зашептал он, плавясь от накатывающего удовольствия, пока мир снова не взорвался на множество цветных осколков. И на этот раз Стив последовал прямо за ним, изливаясь внутри.

Денни словно в вакуум погрузился, пропали все звуки, тело стало ватным, непослушным и, наконец-то, заполненным. Жар не только под сердцем, но и в солнечном сплетении утих, распространяя лишь мягкое тепло и даря чувство покоя и восторга.