Actions

Work Header

Мертвые Боги-2. Священный огонь

Chapter Text

Маска почти привычной тяжестью ощущалась на лице, даря спокойствие и умиротворение. Он поднял руку и прикоснулся к теплому шершавому дереву; чувство было такое, словно он коснулся собственного лица – древняя маска ощущалась не только живой, но и частью его самого.

Мир через прорези казался более живым и ярким, чем помнил Денни или мог себе представить. Все казалось другим – более четким и объемным, и намного ближе. Даже запахи стали восприниматься отчетливее, теперь он ясно различал резкие нотки пряных трав в сжигаемых благовониях, пока он подкидывал на тлеющие угли сухую смесь, что он брал с широкого блюда.
Дым от жаровни мягкими клубами стелился по земле, напоминая туман. Его было достаточно, чтобы заполнить все небольшое пространство в просвете среди высоких деревьев. Местом для ритуала служила очередная неприметная поляна, которую заранее подготовили, расчистив место перед ветвистым деревом с необхватным стволом. Несмотря на ночь и скудный свет от углей можно было отчетливо рассмотреть характерное углубление в рост взрослого человека практически по центру, и Денни не сомневался, что это дерево было таким же древним как тики (1), что он уже видел сегодня.

Рядом мелькали полупрозрачные тени, они ненавязчиво кружили рядом, собираясь сплошной стеной вокруг него. От духов, привлеченных благовониями, тянуло могильным холодом, и Денни неосознанно то и дело переступал с ноги на ногу, пытаясь согреться; его легкие брюки и ботинки не защищали от неприятных ощущений, а тлеющие угли не давали нужного тепла – их жар уходил на ту сторону, в мир духов.

Его живые и молчаливые помощники остались где-то за спиной, он даже лиц не мог рассмотреть, их закрывали намотанные слои ткани и многочисленные ритуальные украшения. И в отличие от всех этих людей у Денни ничего не было, все личные вещи он предусмотрительно оставил в машине - кроме маски ему все равно ничего больше не было нужно.

Рядом зашуршала листва, и из полумрака к нему вынырнула высокая фигура, только теперь образ был завершен – его больше не портили штаны, осталась только бурая корка подсохшей крови, которая сейчас блестела словно свежая. После чужого эффектного появления ниша в стволе дерева недолго оставалась пустой, ее заполнило собой человеческое тело – идеальный сосуд, выбранный лично им.

Когда МакГарретт, а точнее тот, кто занял его место, наконец, разжал руки и позволил ему отступить в сторону, вокруг уже суетились парамедики и патрульные. Случившееся закономерно вызвало большой переполох и обещало стать самым громким массовым самоубийством за последние несколько лет не только в штате 5-0, но и на материке. Как он и предполагал, подобно стервятникам на свежую кровь, причем не только фигурально, уже слетелись СМИ, спасало только то, что их дисциплинированно держали поодаль, не давая толком ни снимать, ни фотографировать. Меньше всего Денни хотел стать звездой вечернего эфира, тем более в обнимку с полуголым, перемазанным в крови МакГарреттом.

Рядом кто-то остановился и ободряюще похлопал его по плечу, Денни еле сдержался, чтобы невольно не отскочить в сторону – он не ожидал, что к нему решит кто-то прикоснуться. Тяжелая и изящная рука принадлежала Коно Калакуа, которая смотрела на него с сочувствием и поддержкой. Даже жаль, что ее дар был настолько слабым, что она ничего не видела и не могла увидеть, это бы избавило его от многих вопросов.

- Денни, ты как?

- Я? – он удивился, что та спросила именно об этом, а потом перевел взгляд себе за спину, туда, где все еще лежали тела. Да, всех прибывших на этот вызов ждала долгая и тяжелая ночь. – Я… я не знаю.

Работу предстояло проделать колоссальную, и он как самый непосредственный участник произошедших событий не мог и надеяться, что его хотя бы ненадолго оставят в покое, чтобы прийти в себя и осознать случившееся.

- Это теперь дело 5-0, ни о чем не переживай. Твоему напарнику уже сообщили, он сказал, что прибудет так быстро, как только сможет.

Денни с облегчением выдохнул. Он не сомневался, что теперь, по крайней мере, не придется беспокоиться о показаниях и правдоподобном отчете, но не был уверен, что хотел сейчас видеть или вмешивать в происходящее Меку; у того тоже была семья. Он вздрогнул и с опаской огляделся. Желание позвонить Грейс, и все равно на позднее время, было практически непреодолимым, но он отчаянно боялся привлечь к дочери чужое внимание.

МакГарретт поймал его взгляд и уставился в упор. И как только почувствовал, что Денни на него посмотрел? Он прервал свой разговор и обернулся, зацепив взглядом и не отпуская, несмотря на разделяющее их расстояние. Вокруг него словно зона отчуждения образовалась, даже Чин Хо Келли, явно чувствуя, что что-то было не так, стоял немного в стороне. МакГарретту не нашли обуви, зато выдали плед, и яркий оранжевый кусок ткани на широких плечах делал картину еще более сюрреалистичной, не придавая чужому облику ни мягкости, ни умиротворения.

Денни с усилием заставил себя отвернуться. Рано или поздно ему все равно придется подойти, его телефон так и остался в чужих руках, но он малодушно хотел продолжить и дальше оттягивать этот момент. Меку уже вызвали, и пока ему больше некому было звонить.

– Спасибо, что нашел его, – Коно немного кривовато улыбнулась и приглашающее раскинула руки в стороны, давая возможность ему решить шагнуть навстречу или нет. И Денни решил шагнуть.

Его крепко обняли, и он даже не стал сопротивляться желанию устало ссутулиться, но спину сразу же словно хлыстом обожгло. Денни осторожно повел плечами, скидывая наваждение и поспешно разжимая объятия. Ему нравилась Коно, та производила хорошее впечатление как офицер и как человек, и он не хотел бы, чтобы у нее были из-за него неприятности. Особенно, если этого можно было избежать.

– Детектив Уильямс, – лицо подошедшего полицейского в штатском ему было незнакомо, и он немного напрягся, ожидая стандартных вопросов, но Коно ловко перехватила чужое внимание и отвлекала его на себя.

Ненадолго его оставили в покое, и даже понимая, что должен был сейчас делать, Денни никак не мог заставить себя влиться в царящую вокруг рабочую упорядоченную суету. Он поднял голову и пробежался взглядом по деревьям. Как он и чувствовал, за ними молчаливо и внимательно следило множество черных глаз.

Вороны вольготно расселись по веткам и неподвижно наблюдали за суетящимися внизу людьми. Денни все ждал, когда услышит знакомое хлопанье крыльев и карканье, удивительное похожее на человеческую речь, но те так и продолжали сидеть застывшими изваяниями, удивляя и отвлекая.

Его мягко взяли за руку, Денни даже не заметил, как рядом замерла высокая фигура, укутанная в дурацкий оранжевый плед. МакГарретт и без него привлекал слишком много внимания, а теперь еще и стоял слишком близко, прижимаясь плечом. Денни прекрасно мог определить, когда от него что-то хотели, поэтому сначала с неохотой перевел взгляд на длинные пальцы все еще в засохшей крови, которые держали его за запястье, и только потом заставил себя посмотреть в красивое лицо напротив. Что, впрочем, длилось всего пару мгновений – смотреть на их руки было намного безопаснее.

 

- Ритуал надо завершить, - голосом МакГарретта заговорил с ним тот, кого он привел в мир живых.

Денни удивленно вскинул глаза, он был уверен, что тот уже был завершен. И с ужасом подумал, что потребуются еще жертвы, что тех, что уже были принесены, было все еще недостаточно. У него едва не подогнулись ноги от нахлынувшего страха, смешанного с чувством предвкушения. На краю сознания мелькнула мысль, что он бы хотел окунуть руки в горячую кровь, чтобы нанести уже свой рисунок на загорелую кожу чужой рельефной груди и плечах, оставить только свою метку. И это желание точно принадлежало не ему.

– Где твоя хуна (2) и Страж?

Денни приложил ладонь к щеке, ощущая фантомную тяжесть на лице. Да. Им была нужна его машина, в багажнике которой осталась лежать маска. И там же остался колохе, защищая и охраняя. Денни растерянно завертел головой. Только сейчас он понял, что место ему было совершенно незнакомо – вышли они не там, где он зашел, зная только один доступный ему «переход». С одной стороны, это в разы облегчало задачу, а с другой – им все равно следовало избегать вездесущих представителей СМИ.

– Там, откуда я зашел, – неумело пояснил Денни и немного беспомощно пожал плечами. Он не знал, как объяснить то, что знал, хотя на языке вертелись знакомые слова.

Синие глаза уставились куда-то поверх чужих голов, всматриваясь вдаль:

– Хорошо. Скоро здесь появится человек, что связан с тобой, – широкая ладонь ненадолго накрыла закрепленный на его поясе полицейский значок, – он сможет стать нашим проводником?

– Да, – с облегчением выдохнул Денни, но тут же спохватился. – Но я не хочу его вмешивать. Разве мы не можем снова воспользоваться «переходом»?

Чужие губы раздвинулись в подобии улыбки:

– Тогда я выберу другого.

От этих слов у него повеяло холодком по спине, а в груди все сладко сжалось, словно пружину натянули и забыли отпустить.

– У тебя не осталось последователей, что ты решил взять кого-то из моих людей? – его не привлекала перспектива жертвовать кем-то из коллег, даже если с большинством из них у него были натянутые отношения. Смотреть в чужие глаза было тяжело, как заглядывать в бездну, и у него тут же задрожали губы от напряжения и страха.

Стив, который не Стив, несколько раз моргнул, впервые демонстрируя обычную человеческую реакцию, кажется, его слова Денни позабавили:

– Только тебе дозволено говорить со мной подобным образом.

Денни о чем-то таком и сам догадывался, только поэтому и решился задать свой провокационный вопрос, и даже пошел дальше:

– Это все еще не ответ.

Улыбка стала еще более пугающей и зловещей, искажая чужое лицо практически до неузнаваемости.

– Для завершения ритуала все уже готово, и нас будут ждать. Проводником в этот раз можешь быть и ты, – впервые ему показалось, что смотрели именно на него, на детектива Дениэля Уильмса, разведенного копа из Джерси, переехавшего на этот чертов остров вслед за бывшей женой и дочерью. На Денни Уильямса, который никогда до этого не имел ничего общего с тем, во что он никогда и не верил – с богами и духами. – Это было не очень умно с твоей стороны.

Он испуганно дернулся, забыв, что его все еще держали. Хотелось сбежать, скрыться и оказаться как можно дальше от этого места, и того, кто настойчиво тянул его за руку обратно к себе, неизбежно и неотвратимо.

– Веди, – приказали тому Денни Уильямсу, который точно знал, что ему нужно было делать, и он повел.

Денни повел их мимо суетящихся полицейских, мимо Коно, о чем-то увлеченно разговаривающей с Чин Хо, за полицейскую ленту, мимо кордона патрульных, мимо пытающихся хотя бы издалека сделать свой звездный сюжет репортеров. Мимо Меки, который кое-как припарковавшись, выскочил из машины и пробежал совсем рядом ¬– на них никто не обращал внимания, словно они перестали существовать. Они просто шли и шли, держась за руки: Денни в рубашке и штанах со следами засохшей крови и его спутник босиком и в ярком пледе, скрывавшем большую часть, но не то, что он с головы до ног был покрыт засохшей коркой крови.

Он не знал, как будет объяснять их исчезновение, сейчас его это волновало меньше всего. Денни чувствовал, что их ждали – его просто тянуло в нужном направлении, оставалось только довериться внутреннему компасу и пульсирующей под сердцем силе.

Оказавшись на знакомой улице, Денни махнул рукой, и рядом тут же остановилось такси, и вот где была настоящая мистика – он еще ни разу в жизни так быстро его не ловил. Разглядывая стеклянные глаза таксиста в зеркале заднего вида, он догадывался, что тот, скорее всего, даже не понимал, что делает – адреса Денни так и не назвал, но их все равно везли в нужном направлении. Такси затормозило у обочины, не доезжая до нужного поворота, и они без спешки и суеты вышли наружу.

Его серебристая малышка стояла там же где он ее и оставил. И рядом все так же маячил знакомый силуэт Стража, он задрожал и уменьшился при их приближении, но до конца не исчез, вселяя невольное уважение – чужое гнетущее присутствие колохе не заставило сбежать. В качестве знака уважения верному Стражу он не стал проверять багажник и сразу сел за руль, им еще предстояло добираться до конечного пункта назначения, ориентируясь только на его ощущения и смутные образы.

Незаметно наступила ночь. Сначала на небо словно плеснули чернил, и те медленно растеклись по небосклону, постепенно окрашивая все в сине-черный цвет. Денни гнал по ночной трассе, игнорируя указатели и знаки, даже не понимая, куда именно они должны были приехать, пока, наконец, не остановился у места, ближайшего к лейну (3), подальше от туристических маршрутов и там, где их точно не должны были потревожить.

Маска успокаивающе легла в руки, и он сразу же приложил ее к лицу, с облегчением выдыхая. Очень скоро все должно было завершиться, и теперь именно он должен был закончить то, на что сам добровольно согласился. Он шел, смотря только вперед перед собой, пока рядом появлялись и исчезали темные фигуры – жрецы подготовили ритуальные инструменты и подношения, ему оставалось провести только сам ритуал.

Когда вокруг жаровни собралось нужное количество ранее отданных добровольно душ – все ухане (4) нашли дорогу к лейну, следуя за ними, Денни выбросил руки вперед, словно хотел дотянуться и обнять фигуру прямо перед ним. Другие духи, привлеченные благовониями его сейчас не волновали, поэтому он отогнал их несколькими небрежными движениями.

С легким шипением оставшиеся рядом тени стали затягиваться в жаровню, чтобы смешаться с плотным дымом, который теперь Денни собирал в плотный сгусток, не позволяя больше растекаться, после чего позволил тому, мягко колыхаясь, доплыть до занятой ниши в необъятном стволе древнего дерева.

– Прими эту жертву, о, Великий.

В лицо на мгновение дохнуло стылым холодом, даже маска не защитила, угли тут же потухли, и поляну стал освещать только скудный свет луны, едва пробивающийся сверху сквозь плотную листву.

Денни обошел жаровню и подошел к неподвижной фигуре, жадно вглядываясь в красивое умиротворенное лицо с закрытыми глазами, прежде чем решился положить руку на равномерно вздымающуюся грудь. Кожа под пальцами была неестественно холодной, и его первым порывом было отдернуть пальцы, но он сдержался, только плотнее прижал ладонь и сглотнул. Чужое сердце билось равномерно и сильно, отсчитывая отмеренную жизнь.

 

Хотелось привстать на цыпочки и прижаться губами к бьющейся на шее жилке, провести языком вдоль ключицы и спуститься вниз сначала к правому соску, а потом и к левому. Очертить кубики пресса, медленно и вдумчиво, собрать губами кожу на тазовой косточке, чтобы потом прикусить и оттянуть зубами. Взгляд заскользил вниз к темной дорожке волос и полу вставшему члену. Денни еще раз сглотнул скопившуюся во рту слюну. Мысли сделались тяжелыми и неповоротливыми, а грудь затопил чистый незамутненный восторг, смешанный с восхищением.

Невозможно было не смотреть на эти широкие плечи, на эти сильные руки в татуировках, на эти узкие бедра и длинные ноги и не испытывать преклонение, пока небольшая его часть кричала на краю сознания от ужаса и непонимания.

Все вокруг них замерло в ожидании, даже листва на деревьях не шевелилась. Сердце пропустило ровно два удара, как все снова пришло в движение: повеяло легким ветерком, зашумела листва, было слышно, как ударяясь друг о друга, позвякивали обереги вплетенные в волосы и одежду жрецов – те стали обходить место ритуала по кругу, окуривая благовониями.

– Денни, – хриплый голос вернул ясность мыслям, позволяя с трудом, но все же сбросить наваждение.

Денни с опаской и надеждой вгляделся в чужие глаза и с облегчением увидел там только Стива МакГарретта, которому теперь больше никогда не было суждено стать прежним.

– Стив, Боги, Стив, – он бережно провел дрожащими руками по голым плечам и помог тому выбрать, наконец, из ниши, – это ты? Нет, молчи, ничего не говори, просто дыши! Как ты себя чувствуешь?

– Так мне говорить или все же молчать? – Стив МакГарретт вяло потряс головой, словно пытаясь очнуться от долгого сна. Он поднял руку к лицу и несколько раз сжал и разжал пальцы.

От этого простого жеста у Денни все внутри перевернулось. Он уткнулся лбом в чужое плечо, его всего трясло, он хотел извиниться, но слова так и застревали в горле – он не мог их произнести. Потому что не считал себя виноватым, а значит, и раскаянье было бы неискренним. Он поднял голову и хотел отодвинуться, но ему не дали, широкая ладонь легла ему на щеку поверх маски, он и забыл, что все еще был в ней – та ему совсем не мешала.

– Денни, – голос в сочетании с ладонью, что теперь переместилась ему на шею и уверенно обхватила ее сзади, напоминал, что они были не одни. Осознание этого просто факта накатило волной и тут же схлынуло, оставляя ощущение потревоженного уединения.

Присутствие других людей, чьих лиц он не видел, и чьи личности он не мог узнать, его не особо волновало, вряд ли бы они могли или даже хотели причинить ему какой-либо вред. И пока те лишь исполняли роль безмолвных и полезных помощников, не вмешиваясь и не мешая, но у него все равно было чувство, что им помешали.

– Моя одежда, – неожиданно раздалось где-то над головой. МакГарретт произнес это таким тоном, что от испытываемого трепета Денни чуть не рухнул на колени, его только чужие руки удержали в последний момент.

Кажется, плед остался в машине вместе с телефоном и остальными вещами, он тогда не обратил внимания, как и сейчас просто игнорируя чужую наготу. Но только тогда, когда закутанная в темное фигура поднесла на вытянутых руках расшитое ярким узором одеяние, Денни осознал, что обращались вовсе не к нему.

– Примите этот скромный дар, акуа (5) Каналоа (6).

– Что? Как он тебя назвал? – Денни отвлекся на блеск шелка и вышивки и не расслышал отчетливо. Обращение показалось ему знакомым, но он не хотел ошибиться – в мифологии гавайских островов было несколько очень созвучных Богов.

– Акуа Каналоа, а ты теперь будешь моим Вестник Смерти, – горячие губы с улыбкой прижались к его виску; наконец, к МакГарретту вернулась нормальная температура тела. – Уверен, мы отлично сработаемся.

 

 

1 Тики – мифические статуи, выполненные из дерева, которые являются фигурами богов, хранителей и духов в гавайской культуре;

2 Хуна (huna) – маска;

3 Лейну – место-портал; когда человек умирает, и его душа отправляется в лейну, откуда она может попасть в мир духов. Гавайцы верят, что такими местами являются Долина Вайпо на Большом острове и Каена Пойнт на Оаху. Иногда случается так, что душа не может найти лейну, и тогда она остается блуждать по Земле;

4 Ухане – человеческая душа;

5 В данном контексте акуа с именем Бога используется в значении аватар - земное воплощение или другими словами физическое воплощение какого-либо бога\божества, связанное с исполнением им особой миссии (в частности функции Защитника), а также для приобретения нового опыта. Не всегда имеет человеческий облик: внешне это может быть вообще любая другая воплощенная сущность (лиса, черепаха т.д.). Аватар обладает шестнадцатью аспектами или отличительными чертами (например, зрение, слух, обоняние, разум, духовное сердце, интеллект, сила, позволяющая создавать новый строй жизни в обществе, менять устои и т.п., сила разрушать зло и т.д.);

6 Каналоа (Kanaloa) – Бог смерти, тьмы и океана в гавайской мифологии.

Chapter Text

На вкус кофе был так себе, но ему нужно было хоть немного взбодриться после ночи, наполненной холодом и мутными кошмарами – и то, и другое теперь постоянно присутствовало в его жизни. К тому же привычный ритуал, который он соблюдал практически каждое утро, давал иллюзорное чувство постоянства. Денни поморщился от горьковатого вкуса, осевшего на языке, и которое ему теперь предстояло ощущать, если не повезет, до самого обеда. В последнее время ему почти все напитки и еда казались странными на вкус, исключением на удивление являлось только то, чем его угощали. Причем, неважно кто именно угощал - все казалось намного вкуснее того, что он покупал или готовил себе сам.

Стоять в тени деревьев было лучше, чем на самом солнцепеке, но все равно недостаточно чтобы чувствовать себя более или менее комфортно - ему было невыносимо душно и жарко. Раннее гавайское утро не давало облегчения в виде прохлады, об этом можно было только мечтать, зато с лихвой выдавало порции ультрафиолета и влажной жары - никаких ограничений.

Денни поправил жмущий галстук, немного ослабляя узел. Пока никто из своих не видел, можно было позволить себе эту небольшую слабость, ему и так приходилось носить условную «броню», не снимая, постоянно – в галстук с обратной стороны он вшил обереги, что не бросалось в глаза так явно, как браслеты, и было при этом не менее эффективно. От серьезного вреда такая защита, конечно, мало помогала, но с тем, чтобы «отвести глаза» и дурные намерения вполне справлялась.

Толпа, протекающая мимо, уже пестрела многочисленными туристами. Те, по-видимому, спешили успеть увидеть как можно больше, пока не стало окончательно невозможно находиться на улице. Натыкаясь на европейские лица и светлые волосы, он отдыхал глазами, и если бы ни рубашка с галстуком, то он почти бы и не выделялся. Хотя кого он пытался обмануть – только облачившись в цветастую майку, шорты и шлепки он смог бы сойти здесь за своего.

В кармане зазвонил телефон, и он даже не сомневался, что именно этим все и закончится, когда заехал сюда вместо того, чтобы сразу же отправиться в офис, и все ждал, когда же это произойдет. Внутри слово пустота распахнулась, поглощая посторонние звуки: остался только он и светящееся на экране имя.

- Детектив Уилльямс, - ему даже не нужно было смотреть, чтобы точно знать, кто его набрал, но он все равно сделал вид, что это был самый обычный телефонный звонок.

- Где ты? – от чужого голоса по рукам тут же побежали мурашки.

- Доброе утро, Денни. Здравствуй, Стивен, – Денни с раздражением изобразил возможный и желаемый диалог, пока на том конце повисло тяжелое молчание. - Тебе, как я понимаю, никто так и не удосужился разъяснить, как нужно начинать разговор в культурном обществе. Детка, раз уж мне досталась эта сомнительная честь, позволь тебя немного просветить. Когда ты кому-то звонишь и хочешь, чтобы тебя выслушали, а не сразу же повесили трубку, для начала смени тон. Это, во-первых. Во-вторых, поздоровайся.

- Ты закончил?

- Я еще даже не начинал, - вот что Денни точно начал делать, так это заводиться; даже удивительно, что его не перебили сразу. Кажется, МакГарретт действительно хотел узнать о его местонахождении. И возможно, но только возможно, просто наслаждался звучанием его голоса.

- Здравствуй, Денни, - исправился Стив после некоторого раздумья. - Где ты?

- У меня дела. Как освобожусь, приеду, - сухо отчитался Денни и скинул звонок, не дожидаясь, когда ему прикажут все бросить и тут же приехать.

Хорошо, что он стоял, оперевшись о Камаро; после их короткой беседы у него подгибались колени. Будь они лицом к лицу, он вряд ли решился бы так говорить; в чужом присутствии у него вообще плохо получалось себя контролировать, когда учащенное сердцебиение и потеющие ладони были самыми меньшими из его бед. И если физиологическую реакцию организма еще вполне можно было объяснить страхом перед чем-то неизвестным и действительно пугающим, то неконтролируемое восхищение и томление в груди только от одного вида знакомой высокой фигуры он отказывался понимать и принимать. Тот же эффект имели на него и чужой голос, и преследующие взгляды, и мимолетные прикосновения, после которых кожа горела даже сквозь одежду. Он не думал, что столкнется с кризисом самоопределения в своем возрасте, хотя его по-прежнему не привлекали мужчины. Кроме одного конкретного.

И ему пока вполне удачно удавалось практически не оставаться с МакГарреттом наедине, и тот даже делал вид, что не замечает его жалких попыток ограничить их общение. Его спасало только то, что его новоиспеченный босс постоянно где-то пропадал, и Денни все же надеялся, что это было связано с их непосредственной работой, а не потусторонними делами, что, правда, тоже в некотором смысле было связанно с их работой.

Короткий инструктаж по введению в должность его несколько разочаровал. Денни честно ожидал больше мистики, как и больше подробностей и деталей, но в итоге получил лишь обнадеживающее обещание от Коно провести ему «курс молодого бойца». Калакуа клятвенно заверила его, что поделится собственным опытом работы в 5-0, куда она попала еще неопытным новичком. Тем более, то, с чем она столкнулась, в академии точно не преподавали.

Сверху знакомо захлопали крылья, ему даже головы не нужно было поднимать, чтобы убедиться, что на ближайшую ветку невесомо опустилась черная птица, чтобы понаблюдать за ним. Вскоре прилетело еще несколько, но он и без помощи пернатого сопровождения чувствовал, что местный небольшой рынок был не только местом «перехода», но и нейтральной территорией. Стоило только, припарковавшись, выйти из машины и мельком взглянуть на пестрые торговые ряды, как в голове будто что-то щелкнуло – Денни просто знал, что стоит пройти несколько шагов вперед, и он переступит через невидимую границу.

Знание, что или как делать приходило само в виде образов и видений, или что случалось чаще – просто с уверенностью, что следовало поступить именно так и никак иначе. Вот и сейчас Денни точно знал «как» нужно было смотреть, чтобы цепко и наблюдательно выхватывать из людского потока тех, кого он в последнее время привык видеть все чаще и чаще. Куда бы ни шел и куда бы ни смотрел, он всегда теперь мог отчетливо видеть смешение двух миров – Вао Акуа и Вао Канака (1). Раньше он не особо обращал внимание на странно одетых гавайцев, зато теперь научился только по одним браслетам и татуировкам вычислять богопоклонников, жрецов и проводников.

На его удачу в гавайском пантеоне Богов было не так много, чтобы в них можно было запутаться, Денни даже изучил и запомнил, где на острове находились все существующие храмы и святилища, как официальные, так и незарегистрированные, чтобы при случае точно знать, на чью территорию он попал.

Высокая вытянутая фигура в цветастом балахоне и с яркой маской вместо лица, размахивая длинными костлявыми руками в многочисленных браслетах и никого при этом не задевая, прошла мимо, следуя за своим проводником. Денни сглотнул и поспешил отвести глаза, пока его не увидели. Хотя это почти никогда не срабатывало. Существо его заметило и немного замедлилось, когда проплывало мимо, склонив в приветствии свою уродливую голову. И ему ничего не оставалось, как вежливо кивнуть в ответ, обливаясь холодным потом. Только размытые тени с ним никогда не здоровались, предпочитая обходить стороной; здесь он так же приметил несколько, и те ожидаемо спешили скрыться, стоило ему посмотреть в их сторону - без телесной оболочки они были легкой добычей для жрецов и любого сильного проводника.

Его поприветствовало еще двое странных существ, от вида, которых он всеми силами старался не вздрагивать, пока, наконец, не увидел того, кого все это время ждал. Невысокий полноватый гаваец с обычным полупустым пакетом из супермаркета в руках никуда не спешил, вальяжно прохаживаясь между торговыми рядами и высматривая очередную беспечную жертву.

Этого карманника Денни с Мекой уже ловили несколько раз, хотя это было даже не их работой – по идее, пока тот не был причастен к убийству, Пине Марполокусу по прозвищу «Пупс» Пине нечего было опасаться особого внимания со стороны детективов Денни Уильямса и Меки Ханамоа. Вот только Пине все же не повезло оказаться нужным им информатором. Или повезло, тут с какой стороны было посмотреть, и теперь, когда ему была нужна информация о местных мелких бандитах, он продолжил не давать ему спокойно работать.

Денни выбросил теплый и мерзкий на вкус кофе в ближайшую урну и, смирившись с неизбежным, шагнул из тени прямо под палящие лучи, чтобы неспешно последовать за своей целью. Сегодня у кого-то из туристов явно был удачный день не лишиться ценных вещей, кредитных карточек и наличности.

- Пине, ты теряешь хватку, - Денни весомо опустил руку на чужое плечо, сжимая пальцы на, конечно же, пестрой гавайской рубашке, чтобы тот не смог вырваться. – Как ты собираешься оставаться в бизнесе с подобной беспечностью?

Его еще мгновение до этого ни о чем не подозревающая жертва даже немного присела от неожиданности и, повернув голову в его сторону, с неприкрытым ужасом уставилась ему в глаза. Денни сам не ожидал подобной реакции, но пальцы разжимать не спешил, только легонько толкнул гавайца в сторону от многолюдного прохода между лавками. Им нужно было поговорить в спокойной обстановке и с как можно меньшим количеством любопытных глаз вокруг.

- Детектив Уильямс, слышал о вашем повышении. Поздравляю, - просипел Пине, немного приходя в себя, и тут же стал нервно оглядываться по сторонам. - Не думал, что вам еще может понадобиться такая мелкая сошка как я.

Его перевод вот уже больше двух недель был горячей сплетней во всем Департаменте, и он все ждал, когда же ажиотаж вокруг его имени, наконец, стихнет, и местные прекратят перемывать ему кости во всех подробностях. Ему одного громкого дела с семнадцатью трупами и одним спасенным было более чем достаточно, его даже пару раз показали по телевизору, что привело Грейс в полнейший восторг. Кажется, она до сих пор хвасталась об этом в школе, что с одной стороны ему, как любящему отцу, льстило, а с другой стороны – он бы предпочел, чтобы об этом деле поскорее забыли. И вот оказывалось, что об изменениях в его карьере уже были в курсе даже карманники на улицах Оаху.

После всего случившегося его перевод в 5-0, одобренный самой губернатором, был не только ожидаемым и закономерным, но и довольно быстрым. Денни даже не удивился, что МакГарретт не стал терять времени, воспользовавшись и особым положением своего отряда, и личным расположением к себе чиновницы, в свое время работавшей еще с его отцом.

- Не стоит себя недооценивать, - оскалился Денни. Ему неожиданно понравился чужой испуг, тот приятной сладостью оседал на языке, наконец, перебивая неприятный привкус кофе.

Он толкнул гавайца к стене в полутемном закутке, который так удачно попался им на пути. И пока тот испуганно вертел головой, отвлекая своим мельтешением, Денни достал из кармана сложенную в несколько раз бумагу, развернул и сунул тому под нос составленный лично им фоторобот.

- Узнаешь его?

Карие глазки на полном лице говорящее забегали, тут даже детективом не нужно было быть, чтобы понять, что Пине узнал набросок человека и теперь лихорадочно прикидывал в голове, как бы ему выкрутиться. И если судить о том, как эти самые глазки жадно заблестели, еще и прикидывал, что ему можно было с этого получить.

- Выкладывай все, что знаешь, - Денни помахал фотороботом перед чужим лицом, убрал тот обратно в карман и достал пару десяток. Не густо, конечно, но и больше тратить на этого проходимца Денни не собирался. Он напустил на себя грозный, недовольный вид для пущего эффекта, невольно скопировав МакГарретта.

Все же без Меки работалось в разы тяжелее – теперь ему самому приходилось постоянно общаться с местными, которые по-прежнему и не думали идти на контакт, тут для него с переходом в 5-0 ровным счетом ничего не изменилось, кажется, даже хуже стало. Потому что будь его воля, он никого из троицы, с которой ему теперь приходилось работать, до общения ни со свидетелями, ни с подозреваемые, ни с тем более с информаторами и близко бы не подпустил. Даже Чин Хо. До его, Денни, появления те явно справлялись только благодаря особому положению. Других объяснений грубым нарушениями процедур, правил и законов у него попросту не было.

По ногам неожиданно повеяло прохладой, и он даже не сразу понял, почему ему стало так комфортно стоять в сомнительной тени, что отбрасывали стены в узком проулке, образованном кучно прижавшимися друг к другу невысокими домами. Потянуло благовониями и легким душком тухлятины, на что он неосознанно нахмурился и стал жадно вдыхать смутно знакомое смешение запахов.

- Откликается на Бинги, работает на Лысого Лукаса. В основном на подхвате, - затараторил его неудачливый информатор; крупные капли пота покрыли высокий лоб и собрались над верхней губой. Денни с брезгливостью наблюдал, как тот то и дело вытирал потеющие ладони о шорты и даже не пытался скрыть, что он, детектив Денни Уилльямс, вселяет в него ужас. – Занимается всем понемногу. Толкает по мелочи наркоту, за девочками следит, когда попросят. Иногда приводит новеньких. Но ничего серьезного ему не доверяют.

Хотя подобная реакция Денни немного насмешила, но больше озадачила. Когда он сегодня смотрелся в зеркало, то не заметил у себя ни рогов, ни хвоста. Легкую щетину и синяки под глазами – да, но больше никаких пугающих атрибутов. Без возможности нормально выспаться, не мучаясь кошмарами, в его, мягко говоря, далеком от цветущего виде не было ничего удивительного. Но вряд ли именно это могло настолько напугать его собеседника, Денни даже специально пригладил волосы, проверяя - рогов точно все еще не было.

– Это все что я знаю! Клянусь! Могу я идти? – съежившись и пытаясь сделаться меньше, жалобно спросил «Пупс» Пине. К деньгам он притрагиваться не стал, и кажется, мечтал только об одном – оказаться как можно дальше и от Денни, и от этого места.

- Иди, и не попадайся мне в ближайшее время на глаза, - шикнул на него Денни и махнул рукой, давая знак проваливать. Пине оказался хоть как-то полезен, поэтому он благосклонно решил его отпустить на все четыре стороны.

Мелкая шестерка Бинги, который случайно привлек его внимание к себе на улице пару дней назад странными татуировками и украшением, которое никак точно не могло ему принадлежать, волновал его куда меньше, чем то, что так настойчиво сейчас манило его к себе. Денни замер и прислушался, вглядываясь перед собой в размытый полумрак. За спиной осталась ярко освещенная улица, наполненная красками и жизнью, когда как впереди клубился едва заметный в ярком солнечном свете сизый туман, медленно наползая, как волны на берег.

Ему не было страшно. Может быть, совсем немного, но сейчас все еще было раннее утро, и теоретически ему ничто не должно было угрожать. Тем более он был на нейтральной территории. Внутри под сердцем множилось предвкушение, настойчиво толкая прямо в светлеющий провал между домами, и он не стал сдерживаться.

 

 

1 для тех, кто мог подзабыть – Мир Духов и Мир Людей соответственно.

Chapter Text

Вокруг было очень тихо: ни голосов, ни отдаленного шума никогда не засыпающего города, он слышал только собственное размеренное дыхание и неспешные шаги. Под ногами больше не клубился туман, но мир успел знакомо выцвести, хотя и не до конца растеряв свои краски. Вот сейчас как никогда верилось, что он ступил на нейтральную территорию. Денни из любопытства достал телефон из брюк - экран вспыхнул заставкой, демонстрируя полную батарею и отсутствие связи, как всегда и было, стоило только переступить невидимую черту.

Впереди виднелись привычные на вид ларьки, а под навесами – самые обычные столы с красиво разложенным товаром, и если особо не приглядываться, ассортимент почти ничем не отличался от того, что было представлено в торговых рядах на той стороне, что осталась за его спиной. Тут даже встречались люди из плоти и крови, совсем как он. Денни мысленно поправил себя – и так как случайные туристы попасть сюда точно не смогли бы, а значит, те, за кем он сейчас украдкой наблюдал, так или иначе имели возможность и право здесь быть.

Из-за угла, чуть не сбив его, вынырнула вытянутая фигура. Похожую он уже сегодня видел, только у этой вместо головы была другая маска - с довольно свежей краской и намного проще. Он такие во множестве успел изучить, пока искал хоть какую-то информацию про свою. Денни прикоснулся к щеке, неосознанно ожидая ощущения теплого дерева под пальцами, и разочарованно вздохнул.

Официальные хозяева маски, как и того странного дома, чета Морсти, так и не объявились, с Департаментом связывался только их адвокат. И как не жалко было Денни расставаться и с ней, и колохе, который ее охранял – он честно успел к ним привязаться, даже сердце начинало заходиться от легкой тоски, стоило о них подумать, он не имел права нарушать установленную процедуру. Тем более из-за собственной прихоти.

Денни скользнул взглядом по ярким разводам краски на дереве, но в прорези для глаз заглянуть так и не решился. Даже будучи проводником и Вестником самого Бога Смерти он не рисковал контактировать с другими Богами, тем более Молодыми, а поэтому агрессивными, хотя все еще не такими жадными, как Старые. И тех, и тех лучше было не гневить в любом случае, поэтому он предпочитал просто ни с кем не связываться.

Он не знал, что те видели, когда смотрели на него, раз проявляли вежливость; можно было спросить у МакГарретта, но он так ни разу и не решился. Если честно, возможный ответ его пугал, поэтому он малодушно делал вид, что ничего особенно не происходило каждый раз, когда очередная маска склоняла в приветствии перед ним голову.

Насколько же раньше было проще и легче, когда его главной заботой было выбить из Рейчел разрешение для Грейс провести у него выходные. Та вечно находила поводы отказывать ему, несмотря на постановление суда – будь то его очередное съемное жилье или ненормированный график работы. Конечно, и преступный мир острова Гавайи не думал облегчать ему жизнь. Но кто же мог предположить, что после переезда сюда он столкнется со всей этой непонятной и неведомой стороной их существования в этом мире. Денни снова тяжело вздохнул.

- Кар! Кар!

Ему на плечо опустился ворон, нисколько не заботясь, ожидал этого Денни или нет. Потому что Денни совсем не ждал, что внезапно над его головой раздастся хлопанье крыльев и в плечо ему вонзятся вполне реальные острые когти.

- Кар! – возмущенно каркнули ему в ухо, практически оглушая.

- Только тебя на мою голову не хватало, - проворчал он, уворачиваясь от крыльев, что так и норовили задеть его тщательно уложенные волосы. Радовало только, что не вся стая решила последовать за ним. – Это он тебя подослал?

Птица сделала вид, что не услышала ни его возмущения, ни его вопроса.

- Ладно, - Денни прикинул свои шансы избавиться от той, и что-то расклад выходил не в его пользу. - Только сиди тихо и не мешай.

Он еще сам не понимал, зачем все же решил прийти сюда, ведомый простым любопытством узнать, что именно могло его так настойчиво к себе подзывать. И теперь рассматривая разложенные на прилавках амулеты и обереги, Денни поймал себя на мысли, что ищет что-то конкретное - в мыслях мелькал очень четкий образ, ни с чем не спутаешь. Но и так было познавательно даже просто разглядывать россыпи бусин, от обычных до самых замысловатых, и понимать их предназначение.

Глаза разбегались, любуясь изобилием плетеных ремешков браслетов и заготовок для них из разноцветных полосок кожи, готовых бус и вырезанных из дерева и костей оберегов; тут даже были целые ряды только с разложенными на столах кучками травами и разноцветными перьями. Кое-что он до этого видел в мастерской Мины, но не в таком количестве или разнообразии. Было немного жаль, что та теперь отказывалась с ним встречаться и общалась только через закрытую дверь; было бы здорово подарить ей что-нибудь отсюда. Хотя он вполне мог передать что-нибудь и через Меку, раз лично с ним она не хотела иметь никаких дел. Не то, чтобы он ее осуждал или винил – она как проводник решила себя обезопасить после всего случившегося, но было неприятно осознавать, что на одного друга у него стало меньше.

Выделяться посреди толпы он почти привык - его желание выглядеть профессионально на любимой работе на этом острове как никогда играло с ним злую шутку, но и менять свои принципы только ради, того чтобы подстроиться под чужие ожидания, он не собирался. Вот и сейчас он то и дело ловил на себе долгие изучающие взгляды, тут никакое «отведение» бы не помогло, хотя как он сильно подозревал, дело все же было не в его обуви, брюках или галстуке. Многие даже не скрывали своего любопытства, откровенно разглядывая его с головы до ног, так что он уже успел несколько раз пожалеть, что все же поддался мимолетному желанию сюда прийти. Вот только уходить сейчас не имело никакого смысла, внимание он уже привлек, а искомого все еще не нашел.

Его прогулка между рядами стала более целенаправленной, он все искал и искал глазами простой на вид браслет, не решаясь ни к чему притрагиваться. Денни точно знал, что ищет именно браслет, он уже видел его на своей руке несколько раз, и пускай рука в видениях была намного смуглее и по ней змеилась сложная татуировка, браслет точно должен был принадлежать ему.

Остановившись у очередного прилавка, Денни вскинул глаза на продавца и настороженно замер. Перед ним стоял человек, закутанный с головы до ног в темную ткань, та закрывала даже лицо, не оставив и узкой прорехи для глаз. Тот сложил украшенные татуировками и многочисленными браслетами руки в молитвенном жесте и склонил голову:

- Приветствую, Вестник, - голос из-за ткани звучал глухо без возможности понять, заговорила с ним женщина или это все же был мужчина. Да, наверное, это было и не важно. На кахуна (2) его точно знал и теперь почтительно ждал, когда уже Денни решит ему ответить. Впрочем, Денни тоже не стал делать вид, что не понял, кто именно перед ним стоит, к тому же еще никто бы не смог сказать, что родители плохо его воспитали.

- Здравствуйте, - было немного непривычно говорить с человеком, лишь догадываясь, где у него должны были быть глаза, все же намотанная ткань очень мешала.

- Для меня честь повстречать Вестника. Позвольте сопроводить вас по ке куай (3).

Вот теперь Денни окончательно растерялся, зато ворон на плече немного оживился. Птица потянулась вперед, рассматривая то товар на прилавке, то самого жреца и при этом забавно поворачивая голову то одной стороной, то другой. Впрочем, это длилось недолго, и ворон быстро потерял интерес к происходящему.

- Хорошо, - он непроизвольно пожал плечами, точнее попытался, за что сразу же получил расплату в виде впившихся в него еще сильнее птичьих когтей.

Денни решил проигнорировать как широкое блюдо, так и его содержимое в чужих руках, на удивление присутствие сопровождения ему даже понравилось. Было что-то очень привычное в том, как за ним следовали, молчаливо и ненавязчиво, и даже назначение блюда ему скоро стало ясно. Валютой расчета тут были не только американские доллары, точнее было сказать – не все продавцы принимали бумажные деньги.

Когда его внимание привлекла невзрачная на вид крупная бусина, он, даже не касаясь ее уже знал, что именно она была одной из частей браслета, который был ему нужен. Денни аккуратно подцепил ту пальцами, положил на ладонь и поднес к глазам, чтобы полюбоваться.

- Сколько?

- Покупаете или меняете? – по-деловому уточнила стоящая за прилавком гавайка. Она оценивающе глянула сначала на его руки, а потом на с удобством устроившегося у него на плече ворона. Замершую за его плечом фигуру та упорно игнорировала, что Денни немного озадачило, но в местные взаимоотношения он точно лезть не собирался.

Он неуверенно оглянулся на своего сопровождающего, безмолвно спрашивая совета. Менять ему было точно нечего, только если здесь не принимали черных, надоедливых и тяжелых птиц. Одна как раз очень удачно была у него с собой.

- Меняем, - ответили за него, и вход пошло то самое блюдо. Было любопытно наблюдать, как происходил сам торг, а потом и дальнейший обмен, хотя он так и не понял, по какому принципу это происходило. Хорошо все же, что он не остался один на один с местными торговцами – скорее всего, тогда бы он вообще ничего не смог себе позволить купить.

Следом он придирчиво выбрал полоску кожи для будущей основы и еще несколько бусин. А еще пообвыкнув и присмотревшись, Денни осознал простую вещь - вряд ли бы он здесь смог найти готовое украшение; никто из местных продавцов не обладал нужным уровнем и талантом, чтобы сделать что-то, чтобы мог он носить. А вот смастерить браслет самому было вполне по его силам.

Дольше всего он перебирал костяные незамысловатые фигурки, ему ни одна не нравилась – кости, из которых они были выструганы, были совсем не подходящими. Хотя да, ему нужна была именно человеческая, и он знал только одного продавца здесь, у которого чисто теоретически такая фигурка могла найтись. Он снова обернулся к своему сопровождающему и окинул того долгим взглядом, явно заставив понервничать, ему это было отчетливо видно несмотря на всю ткань.

За время их отсутствия на оставленном без присмотра прилавке ничего не изменилось: все также лежали аккуратными пучками травы, также в ряд были выстроены многочисленные стеклянные склянки с непонятным содержимым. И все так же россыпями лежали вырезанные из дерева и костей амулеты. Денни с предвкушением пробежался взглядом по грязно-белым и желтоватым фигуркам, но по-прежнему не видел того, что ему было нужно, пока взгляд не зацепился за висящее на чужой руке украшение.

Его сопровождающий с почти осязаемым облегчением вернулся за прилавок и теперь немного нервно наблюдал за его действиями.

- Я могу взять один из браслетов с вашей руки? – Денни указал на тот, что его привлек. Ему не нужен был весь, но без одной составляющей тот все равно потерял бы силу, так что имело смысл забрать себе его полностью.

- Для меня это будет честью, Вестник, - жрец почтительно протянул ему руку ладонью вверх, и Денни, следуя ритуалу (4), сам снял тот и забрал себе, склонив голову в качестве благодарности. Так было даже лучше, чем купить или случайно найти.

Поскольку теперь все части были, наконец, найдены, оставалось только соединить их вместе. Он аккуратно ссыпал все приобретения в предложенный небольшой глиняный сосуд и для верности запечатал пробкой. А вот теперь можно было ехать в офис и начинать, наконец, очередной суматошный рабочий день.

Денни не думал, что так удачно повстречает в этом месте знакомое лицо. Он бы где угодно узнал длинные черные волосы, неаккуратно собранные в хвост, и худощавую фигуру, обряженную в безразмерную одежду. Изнутри сразу же поднялась волна гнева и возмущения.

- Долги надо всегда возвращать, - он растянул губы в подобии улыбки. Теперь он знал, как это делать, так чтобы вселять ужас – подсмотрел и запомнил, чтобы при случае, совсем как сейчас, воспользоваться, хотя тот, кому эта улыбка предназначалась, ее еще не видел. Юный ке алакаи (5), по вине которого, теперь можно было с уверенностью сказать, все и началось, заслуживал своей равнозначной платы за проведенный ритуал.

Окинув мельком прилавок, он решил в наглую воспользоваться своим неким и пока неясным правом и сгреб в ладонь смутно знакомую траву. Крепко сжал, так, чтобы раскрошить ту как можно мельче, и уверенным шагом направился в чужую сторону. Он хотел использовать эффект неожиданности, так же как в свое время его использовали на нем. И это ему вполне удалось – парень явно только пришел и еще не понял, что это Денни успел навести тут легкий переполох.

- Эй, ке алакаи, - окликнул он того и, когда юнец с любопытством оглянулся, явно ничего не подозревая, с той самой улыбкой продолжил, – ты так и не получил плату за проведенный ритуал.

Всего на мгновение, их глаза встретились, и чужое лицо исказило узнавание. Денни резко дунул на подставленную ко рту ладонь, сухая трава облаком поднялась в воздух и крупной взвесью осела на бледную кожу и черные ресницы - каждый бы непроизвольно в таком случае прикрыл глаза, и паренек не оказался исключением, и Денни на ум сразу же пришли нужные слова:

- Пусть твои глаза закроются.

 

2 На кахуна (nā kāhuna) – жрецы, служители божества, совершающие жертвоприношения;

3 Ке куай (Ke Ku’ai ) – рынок;

4 Здесь идет отсылка на акт мародерства, когда украшения снимаются с трупа, у нас же все крутится вокруг культа Смерти;

5 Nā alakaʻi o ke akua – проводник духов или посредник между миром людей и миром духов; дальше я использую более простое слово для восприятия (и перевода, что уж говорить) – ке алакаи (ke alakaʻi) или проводник;

Chapter Text

Ему нравилось его новое рабочее место - целый отдельный кабинет с кондиционером, широким столом и удобным креслом. Он даже уже расставил фоторамки, придирчиво выбирая каждой идеальное место, и, конечно же, их совместному снимку с Грейс досталось самое почетное – справа от монитора. Чтобы он мог в любой момент отвлечься и посмотреть. Или протянуть руку и провести кончиками пальцев по блестящему керамическому брюшку сине-голубого дельфина.

- Денни, найдется пара минут?

Деликатный стук отвлек его от вбивания данных в стандартную электронную форму. Он как раз был занят, подчищая слабые места после еще одного успешно закрытого дела, когда его рабочее уединение решил нарушить Чин Хо. И так как это очередное закрытое дело грозило погрести его под ворохом бумаг и отчетов, поэтому он был только рад ненадолго прерваться. Также ему было любопытно, о чем Чин хотел с ним поговорить.

- Сейчас, только сохранюсь, - он, как и сказал, быстро сохранился и свернул документы, прежде чем выйти из-за стола и сладко потянуться. Все же Келли зашел очень вовремя, ему как раз нужен был перерыв.

Он рассчитывал, что разговор будет включать в себя еще и кофе. У них как раз стояла на удивление приличная кофемашина, и он по-прежнему предпочитал, чтобы его кто-то угощал, хотя и старался, чтобы это выглядело максимально естественно. Но в итоге его надеждам пока было не суждено сбыться.

За чужим перемещением Денни пронаблюдал со смесью любопытства и легкого разочарования - Чин зашел, прикрыл за собой дверь и, немного нервно оглядываясь, подошел ближе. Замер ненадолго, после чего сделал еще один шаг навстречу.

– Дело Сонтино я почти добил, осталось только заключения лаборатории дождаться… Эм, все в порядке? Ты как-то странно себя ведешь, - Денни прислонился бедром к столу и помахал рукой, обозначая сократившееся между ними расстояние.

Ровно на его одиннадцатый рабочий день, не то, чтобы он специально считал, их вызвали на вполне заурядное дело - убийство в довольно приличном отеле без следов взлома и ограбления. Убитым оказался приехавший на Гавайи по делам фирмы Теодор Гринхолл, канадец британского происхождения. Несложное расследование вывело их на мошенников, промышлявших незаконной торговлей древностей – они дольше ждали отчета лаборатории по конфискованным экспонатам, чем искали виновных или общались с властями Канады. Его сначала удивило, что это, на первый взгляд, заурядное дело попало именно к ним, но как только появился след редких артефактов, все сразу же встало на свои места. И ему оставалось лишь молча завидовать обширным связям и информаторам МакГарретта – тот словно заранее знал, что это расследование было именно для 5-0.

Денни привык, что на них с Мекой скидывали практически все потенциальные висяки, так что для разнообразия было приятно регулярно закрывать дела, оформлять, ставя свою подпись, и отправлять их прокурорским. Он решил не вмешиваться в текущие расследования, пока его об этом не попросят, поэтому брался только за свежие, и его новую команду вроде даже пока все устраивало. Но сейчас, кажется, дело было совсем не в Сонтино и его подельниках.

Они работали вместе недолго, но это не мешало Денни понимать, что сейчас Чин Хо Келли вел себя довольно странно. А еще, сколько бы он ни смотрел, ему было отчетливо видно, что тот был откровенно слабым проводником - дар ке алакаи в том едва теплился. Он не знал чужой семейной истории, но догадывался, что слабые способности, скорее всего, были результатом неправильных обрядов. А еще было похоже, что в чужом слабом даре не маловажную роль сыграло отлучение от основной ветви рода, Денни точно представлял себе, что это значило, но выразить словами вряд ли смог бы – он просто знал это. Как-то раз МакГарретт вскользь обмолвился об жизненных обстоятельствах Келли и Калакуа, а дальше Денни уже сам сделал все нужные выводы.

И сейчас, замерев напротив него со странным выражением обычно невозмутимого лица, Чин Хо Келли его сильно удивил. Пока они стояли, настороженно разглядывая друг друга, тот так ничего и не произнес, только внезапно сложил руки в молитвенном жесте и покорно склонил голову. Денни резко выпрямился, оттолкнувшись от стола, и нервно сглотнул. Тот знал про него. Точно знал, иначе не стал бы делать того, что он делал сейчас. Оставалось только понять, что именно Келли про него знал. Потому что почти ничто в облике Денни, кроме браслета не могло выдать его, да и тот можно было воспринимать как обычный оберег. Он сам в этом уже мог убедиться – набор бусин никто не воспринимал как что-то странное или необычное, только МакГарретт одобрительно покивал, увидев впервые пару дней назад.

– Чин? – Денни решил сделать вид, что не понимает причин чужого странного поведения, судорожно прикидывая в уме, как ему стоило себя вести.

– Община Кихи (7), – неожиданно Чин склонил голову еще ниже, - приветствует Вестника и передает пожелания благополучия и процветания на аина о на канака (8).

После чего между ними снова повисла несколько неловкая тишина.

Это было действительно немного неожиданно. Денни сглотнул, да кого он пытался обмануть, это было почти так же неожиданно, как вдруг оказаться посреди душных джунглей и без намека на след тропы перед собой. Ну, по крайней мере, сейчас его окружала знакомая обстановка, что не могло не вселять определенного оптимизма. Да и сама по себе ситуация, в которой он вдруг себя обнаружил, была довольно занимательной. Денни нахмурился, в голове быстро замелькали мысли, привычно складываясь в цепочку рассуждений и выводов.

– Старейшины тебя отлучили, причем уже давно, и после этого с их стороны весьма амбициозно просить тебя быть посредником, – после услышанных слов ему уже не было смысла притворяться. И подобное лицемерие его даже не удивило. Что его действительно удивило, так это скорость, с которой распространились новости о нем и его статусе: хватило всего нескольких дней. Он ведь случайно забрел на тот странный базар на нейтральной территории, и совсем не хотел привлекать к себе внимание, хотя в итоге сам был виноват в том, что случилось. А значит, теперь должен был разгребать последствия. Чин Хо Келли ему нравился, и Денни точно не хотелось бы иметь между ними какие-либо недоразумения.

Чин Хо легко и как-то даже слишком быстро принял тот факт, что Денни вдруг стал проводником, как и он. И значит, можно было предположить, что в этом не было чего-то слишком странного. И учитывая все произошедшее пару недель назад, наверное, так и было. Как ни посмотри, через ритуал прошел не только МакГарретт, но и он.

- Я там вырос, - просто объяснил Чин Хо, возвращая мысли Денни к текущему разговору. Он наконец поднял голову и убрал этот молитвенный жест, что очень смущал Денни. Он не был МакГарреттом, чтобы спокойно воспринимать подобные вещи.

Поэтому Денни только понимающе кивнул, принимая чужой ответ. В том, что касалось семьи, Денни его более чем понимал. Что в прочем все еще не отменяло того факта, что ему нужно было что-то ответить касательно приветствия от общины Кихи.

- Эм… Я приму это приветствие, но не более того, - Денни неуверенно провел ладонью по волосам. Он слабо представлял, что следовало говорить, и хорошо, что у них не было свидетелей. К тому же что-то ему подсказывало, что присутствуй при этом разговоре Стив, то вряд ли эта беседа прошла настолько мирно. Тот действительно весьма трепетно относился к тем, кого считал своей оханой (9), и то, что он стал аватаром, на это никак не повлияло, это Денни понял очень быстро.

- Старейшины получат твой ответ, - Келли едва заметно кивнул ему и снова замер, явно ожидая от него дальнейших действий.

Как ни посмотри, но Чин Хо явно был в курсе, как следовало себя вести и что говорить, что невольно вселяло уважение, пока Денни тыкался наугад. И эта ситуация очень легко и просто, можно сказать, разрешилась сама собой. Остался только один важный момент, который он решил сразу же уточнить, все же им предстояло работать вместе.

- Это что-то меняет между нами? – Денни многозначительно помахал рукой перед собой.

Лично он предпочел бы оставить все как есть, но пример Мины был слишком наглядным, чтобы делать скоропалительные выводы.

- Для меня – нет, - невозмутимо ответил Чин и с легкой улыбкой кивнул на дверь. – Кофе?

- Я уж думал, ты никогда не предложишь, - Денни немного беспомощно взмахнул руками. Чин Хо или до конца не понимал, что все же происходило, или притворялся, или его действительно все устраивало, и сейчас лично Денни все варианты более чем подходили.

Денни вышел из кабинета, следуя за неспешно шагающим впереди Келли и предвкушая, как уже сможет насладиться обжигающе горячим и вкусным кофе. И первый глоток был именно таким, как он себе и представлял – именной той температуры и сладости, что ему было сейчас так необходимо, чтобы смыть осадок, оставшийся после их странной беседы.

Небольшой закуток, что служил им условной зоной отдыха, включал в себя только небольшую кухню и одиноко стоящий высокий столик. Им хватало места, к тому же из этого угла просматривался весь этаж, поэтому появление стройной фигурки Коно, замелькавшей среди стеклянных перегородок явно в их поисках, закономерно не было оставлено незамеченным.

- Чин, Денни, - Коно в нетерпении постучала ладонью по светлой поверхности стола. - У нас новый вызов. По желтому коду.

- Желтый код? - Денни с удивлением глянул сначала на Коно, потом на Келли. Он впервые слышал о желтом коде и понятия не имел, что это могло означать.

- Это код для особых дел, - веско пояснил Чин и многозначительно глянул на его руку, на которой висел браслет с разномастным набором бусин. Денни не надо было даже смотреть на свое запястье, чтобы понять, о чем ему хотели сказать.

- Ох, - он только и мог, что многозначительно покивать.

- Я уже сообщила Стиву, он сказал выдвигаться без него, и что он скоро подъедет.

- Хорошо. Тогда сейчас же выезжаем. Я с тобой. Денни?

- Я за вами. И Коно, - он дождался, когда девушка посмотрит, чтобы закончить мысль, - нам предстоит серьезный разговор касательного моего незнания подобных вещей. Мне бы не хотелось, чтобы что-то подобное повторилось вновь. И ты, как я помню, задолжала мне «курс молодого бойца».

Денни в несколько глотков допил свой кофе, поставил чашку в раковину и поспешил заскочить в свой офис, чтобы забрать ключи от машины. Он несколько раз тряхнул браслетом перед глазами, любуясь тусклыми бликами на умело отполированных боках бусин. Несколько утомительных вечеров не было потрачено зря, и теперь у него был свой личный мощный защитный оберег. И как сильно подозревал Денни не только защитный - у браслета явно были еще и другое назначение, в котором ему только еще предстояло разобраться. Он и сам чувствовал, что тот работал не в полную силу – не хватало нескольких ритуалов, для проведения которых пока не было подходящего момента. Но он точно знал, что рано или поздно нужные возможности ему подвернутся, надо было только подождать.

Небольшой аккуратный пятилистный цветок из человеческой кости несколько раз дернулся на ремешке, привлекая к себе внимание, словно беззвучный колокольчик. Денни мысленно сделал пометку в воображаемом файле о свойствах и особенностях этого браслета, как делал каждый раз, когда он получал от того хоть какой-то отклик.

Это было его первое официальное дело с подобным кодом в 5-0, и он ничего не мог поделать с предвкушением, что сейчас теплом разливалось у него в груди, перебивая даже мягкий жар, идущий от браслета-оберега.

 

7 Кихи – огонь;
8 Аина о на канака (aina o na kanaka) – земля людей;
9 Охана (ohana) – семья;

Chapter Text

Сизый дым от пожара было видно за несколько улиц. Денни нахмурился и снизил скорость, ожидая увидеть присущую подобным происшествиям суету и суматоху. Но мимо как ни в чем не бывало, проезжали машины, оживленно мельтешили пешеходы, и не было похоже, что этот пожар заинтересовал обычно охочую до зрелищ толпу.

Припарковавшись сразу за красной машинкой Коно, он озадаченно вышел и нарочно громко хлопнул дверцей, привлекая к себе внимание коллег. В первую очередь, ему хотелось понять, куда делись пожарные машины и бригады – пожар все еще не был потушен, а те уже разъехались. Вокруг вообще наблюдалось непривычное затишье: ни патрульных, ни репортеров, ни случайных зевак, если не считать с любопытством выглядывающих из-за изгородей соседей.

Денни невольно сглотнул и подавил желание вцепиться в браслет и сделал единственный логичный вывод - сейчас только он мог видеть грязно-серыми клубами поднимающийся к небу дым, будто что-то все еще продолжало гореть в глубине обугленных останков дома. А иногда дым начинал собираться ближе к земле, закрывая обзор на пепелище, и никак не реагируя на отсутствие хоть какого-либо ветерка в этот жаркий полдень.

Двухэтажный особняк, если судить по типичной архитектуре соседних зданий, сгорел буквально дотла. Осталось всего несколько почерневших столбов от некогда несущих стен. Огонь не пощадил ничего, даже от газона осталась только черная обугленная земля. И видимые аномалии не заканчивались только на странном дыме. Огонь явно должен был перекинуться и на соседние постройки, но даже при поверхностном и беглом осмотре было видно, что пламя не вышло за строго очерченные рамки – словно кто-то начертил невидимую границу.

Денни вдохнул полной грудью запах гари и еле уловимый душок тухлятины и едва удержался, чтобы не закашляться. Кажется, он уже догадывался, почему случившемуся присвоили желтый код и вызвали именно их. И теперь у него была возможность лично узнать, как же именно 5-0 получали подобные дела.

У ярко-желтой ленты стояло три человека: Чин, Коно и еще один мужчина. Пожилой гаваец в форме полицейского что-то неспешно рассказывал внимательно слушающим его Коно и Чину, Денни даже стало немного неловко за свою задержку. К тому же он того знал. Они нечасто пересекались, когда он работал в Департаменте Полиции Гавайев, но, конечно же, шапочно все равно были знакомы.

- Здравствуйте, сержант Лукела, - Денни подошел ближе и окинул пожилого мужчину профессиональным взглядом. Тот выглядел очень обычно, и он не чувствовал от него чего-то странного, хотя все равно с трудом верилось, что тот был заурядным человеком.

- Здравствуйте, детектив Уилльямс. Поздравляю с переводом, - в чужих словах не было ни насмешки, ни сарказма. Карие глаза на загорелом взрослом лице смотрели словно сквозь него, но Денни опять же не показалось это странным, да и поздравление действительно казалось искренним.

- Спасибо.

- Дюк - наш связной, - последнее слово Коно выделила особо, но и без этого Денни сразу обратил на это внимание. Дела с желтым кодом не могли попадать к ним просто так, а значит, 5-0 плотно сотрудничали с кем-то в Департаменте. Тем, кто понимал специфику их работы. Денни не знал, как относиться к тому, что этим человеком оказался сержант Лукела. Тот был компетентным полицейским с большим опытом работы и длинным послужным списком, к тому же уже долго работающим в Департаменте. Если так подумать, даже логично, что их связным был кто-то подобный Дюку Лукела, и чем больше Денни об этом размышлял, тем разумнее выбор чужой кандидатуры становился в его глазах.

- Я пропустил что-то важное? – он подошел позже, задержавшись из-за странного дыма, и, кажется, успел пропустить большую часть доклада.

- Все дело в огне, - похоже, сержант Лукела был не против повторить для него, что он уже успел рассказать Чину и Коно. – По словам опрошенных соседей пожар внезапно вспыхнул около 5 утра. Когда они подбегали к окнам, чтобы посмотреть, что происходит, все уже выгорело дотла, даже дыма уже не было, только то, что мы с вами видим сейчас.

Денни нахмурился и невольно потянулся рукой в карман, чтобы проверить время на телефоне, но Коно его остановила, пояснив:

- Прежде, чем дело получит желтый код и попадет к нам, приходится проходить несколько инстанций, к тому же пришлось избавляться от репортеров.

Денни в этом даже не сомневался, его удивило, что дело перенаправили им так оперативно. Он все же достал телефон – прошло около семи часов, а они уже стояли и рассматривали пепелище.

- Ни свидетелей, ни очевидцев, все произошло слишком быстро. Никто вообще ничего не успел понять, когда все уже закончилось.

- Камеры на противоположном доме?

- Скоро получим ордер, - подтвердил Чин. Все же работать с коллегами, которые понимали его с полуслова, было очень удобно.

Увы, несмотря на широкие полномочия и иммунитет, даже отряду 5-0 приходилось бороться с бюрократией, и вот это уже было ближе к действительности, что Денни даже немного успокоило, возвращая реальности хоть какие-то знакомые очертания.

Судя по виду противоположной виллы, без ордера их дальше ворот могли и не пустить. Можно было понадеяться на лояльность и хорошее отношение к полиции, но в 5-0 явно решили не рисковать.

- Что-то известно о пострадавших или жертвах? Что известно о владельцах?

- Владелец некий Фаридат Моиз. Пока связаться с ним мы не можем. Соседи говорят, что не видели его последние несколько дней… И наши эксперты ничего не нашли. Вообще ничего, - Дюк Лукела посмотрел на него нечитаемым взглядом и ничего больше добавлять не стал.

Денни удивленно вскинул брови. Это было странно. В его карьере было немало дел, связанных с пожарами, и только когда температура пламени была очень высокой, чего было обычно трудно достичь из-за влияния различных факторов, на месте преступления действительно оставалось слишком мало улик, с которыми можно было работать.

- Температура была настолько высокой?

- Да.

Чтобы ни осталось ничего, даже человеческих костей, температура огня должна была быть не меньше 1200 градусов, так даже предметы из серебра, золота и олова расплавлялись без остатка. И даже при этом огонь такой температуры должен гореть не менее двух часов, а тут все произошло меньше чем за несколько минут. При таком раскладе у кого угодно возникли бы сомнения в нормальности происходящего.

Хотя хорошо, что кто-то из пожарников все же был, но вот то, что они не смогли дать хоть какое-то заключение, не радовало. Пока Денни вообще не понимал, что они, 5-0, могли тут сделать. И если сложить все странности вместе, то не удивительно, что вызвали именно их.

Денни подошел вплотную к самой ленте, так что носки его легких ботинок уткнулись в черный обгоревший край газона и снова огляделся, только на этот раз, пытаясь смотреть несколько иначе. Но сколько бы он ни смотрел и к себе ни прислушивался, ничего странного не ощущал – не так как обычно бывало, когда он сталкивался с той, другой стороной.

Ни воронов, ни необычного тумана, он вообще ничего не чувствовал, даже жара, который должен был сохраниться. Ничего не было, словно кто-то или что-то стерло все начисто, как хорошим ластиком по бумаге провели. И только дым все так же продолжал клубиться как дурное предзнаменование.

Денни вытянул руку с браслетом перед собой и начал следить за бусинами, но ни одна так и не дернулась, те даже на странный дым никак не реагировали.

- Что за…, - он уже хотел разочарованно и озадаченно опустить руку, когда браслет словно что-то дернуло, бусины задрожали, мелодично ударяясь друг о друга. Повеяло холодом, дым на несколько мгновений расступился, и из него шагнула высокая знакомая фигура. Если бы Денни не отвлекся от зачарованного наблюдения за игрой солнечных бликов на гладких и рельефных боках бусин то, наверное, и не заметил бы чужого появления. МакГарретт неожиданно и совершенно бесшумно шагнул из дыма в их сторону.

Чужой взгляд поймал его как на крючок, не давая отвести глаза. Все же говорить по телефону было намного легче, чем встречаться с тем лицом к лицу. Теперь Денни практически невозможно было скрыть внутреннего волнения, тревоги, сомнений и облегчения от того, что он, наконец, увидел того после двух дней чужого отсутствия.

Стив остановился напротив них и обвел всех внимательным тяжелым взглядом.

- Это был, без всякого сомнения, Священный Огонь.

Возражений его словам не последовало, только сразу же между ними повисло напряженное молчание.

Денни невольно прикусил нижнюю губу и начал ее теребить зубами, дурацкая привычка, от которой он никак не мог избавиться. Она всегда выдавал с головой его нервозность и неуверенность. Кажется, он уже догадывался, о чем именно могла идти речь. Как минимум о том, что ему отчаянно не хватало не только практического опыта, но и теоретических знаний.

Chapter Text

В машине было приятно прохладно после невыносимой жары улицы. Денни повел напряженными плечами, откинулся на спинку сидения и постарался расслабиться. И если бы не сидящий рядом МакГарретт, возможно, у него это даже получилось.

После своего внезапного появления, МакГарретт распорядился возвращаться в офис, и им ничего не оставалось делать, как разойтись по машинам. Денни несколько раз нервно оглянулся на него, но решил ничего не говорить и подождать, когда они окажутся одни. И теперь в тишине и прохладе салона его Камаро сидел и не знал, с чего ему следовало начать. Стоило только Денни взглянуть на мужественный профиль, как из головы сразу же исчезли все лишние мысли. Он попробовал несколько раз отвести взгляд, но тот все равно, раз за разом возвращался обратно – к прямому чуть крупноватому носу, к красиво очерченным губам и волевому подбородку.

МакГарретт повернулся к нему и стал разглядывать в ответ, только не скрываясь и не отводя тяжелого, пытливого взгляда от его лица.

Денни так и не решился включить поворотник и влиться наконец в слабый поток проезжающих мимо машин. Они так и продолжили сидеть с заведенным двигателем и тихо работающим кондиционером в давящей неуютной тишине.

- Это дело… - Денни не успел даже пары слов сказать, как был бесцеремонно перебит.

- Ты только об этом хочешь меня спросить?

Им действительно было что обсудить. И не только текущие расследования и новое дело. Или ужасную погоду, например.

- Чем ты был занят эти дни? – невольно вырвалось у него. Денни чертыхнулся про себя, надеясь, что он только что не звучал как ревнивая жена, но для его беспокойства были причины. Он слабо представлял, что должен был делать аватар на этой стороне, но интуиция и здравый смысл подсказывали ему, что вряд ли это могло быть что-то простое или безобидное. Все же речь шла о самом Боге Смерти.

Чужие губы растянулись в подобие улыбки, но та так и не отразилась в синих глазах. Это длилось всего какое-то мгновение, Денни даже не успел испугаться, как на него уже снова смотрел Стивен МакГарретт.

- Мне кое-что нужно было подготовить.

Денни пожевал нижнюю губу и положил руки на руль, надеясь, что возможно это простое, знакомое действие поможет ему хоть немного успокоиться. И убедить себя, что сейчас не происходило ничего особенного – они просто разговаривали. Он задал вопрос, ему ответили. Действительно ничего особенного, но спрашивать дальше ему резко расхотелось.

- Ты обедал? – спросил, как ни в чем не бывало, МакГарретт и закинул руку за спинку его сидения. Вот кого точно ничего не смущало в происходящем, с легкой завистью отметил про себя Денни.

- Еще нет, - на самом деле, вопрос его удивил и озадачил, поэтому он ответил, не задумываясь, после чего с подозрением уставился в смеющиеся глаза напротив, пытаясь разглядеть подвох. Если бы он не поинтересовался о чужом отсутствии все эти дни, а просто поехал в офис, наверняка их разговор не повернул бы в это неожиданное русло. Словно его проверяли. Хотя был еще вариант, что он надумывал себе лишнего.

- Я тоже еще не обедал. Составишь мне компанию? – МакГарретт не стал ходить вокруг да около и сразу перешел к главному.

Денни мог отказаться, ему ничего не мешало просто открыть рот и сказать «нет», но он не хотел этого делать, поэтому лишь согласно кивнул головой и приготовился слушать указания по их предполагаемому маршруту.

- Тогда давай пройдемся немного. Здесь недалеко.

Они неспешно вылезли из машины в липкую удушливую жару, и Денни тут же пожалел, что согласился, потому что мог бы наслаждаться сэндвичем и кофе у себя в прохладном кабинете.

МакГарретт лишь с усмешкой глянул в его сторону и поманил за собой, шагнув куда-то на неприметную узкую дорожку между деревьев и кустов. По крайней мере, так они шли в какой-никакой тени.

Браслет грел руку ровным теплом, явно так реагируя на идущего впереди МакГарретта. Стив уверенно вел их сквозь душные влажные заросли, и Денни оставалось только идти следом, разглядывая широкую спину в клетчатой рубашке. Он не боялся, что они заблудятся или что встретят на своем пути что-то странное, на удивление он чувствовал себя в безопасности как никогда.

- Далеко еще? – решил уточнить Денни. Ему сначала показалось, что слова потонули в шорохе листвы, но Стив его все же услышал. Он обернулся, подождал пока Денни пойдет ближе, после чего отодвинул широкий мясистый лист какого-то папоротника, и перед ними вдруг оказалась небольшая улочка с невысокими старыми домами, жмущимися друг к другу.

Ему сложно было определить как далеко от того места, где он припарковался, находилось заведение, к которому их наконец вывел МакГарретт. К тому же доносящиеся до них одуряющие запахи выпечки и жареного мяса сильно мешали мыслительному процессу, напоминая, что завтрак и легкий перекус у него были не только давно, но еще и были довольно скудным.

Внутри ему все показалось каким-то смазанным и мрачным. Еще и было откровенно темно, но после ярко освещенной улицы этому не стоило удивляться. Денни только чуть подслеповато щурился, с любопытством разглядывая немного странный интерьер, и да, это место явно не пользовалось популярностью у туристов, если те вообще про него знали. Из немногочисленных посетителей выделялись как раз они со Стивом, и лично он больше всего со своими светлыми волосами и белой рубашкой и с отсутствием на ней яркого принта в виде пальм, фруктов или птиц.

Они заняли неприметный столик у стены подальше от окон и входа. Он не выбирал, где сидеть – МакГарретт уверенно прошел именно к дальнему столику на двоих и с удобством расположился. Денни решил ничему не удивляться, поэтому только вежливо принял горячее полотенце для рук и так же вежливо кивнул на принесенные прохладительные напитки.

- Здесь не нужно делать заказ?

- Можно и так сказать, - МакГарретт, явно довольный собой, развалился на стуле напротив. Денни лишь разражено поджал губы и вернулся к созерцанию местного колорита.

Кое-где сквозь неплотно подогнанные доски стен пробивались редкие лучи солнца, делая окружающий полумрак более насыщенным, и в сочетании с легким дымком зажжённых благовоний создавалось странное ощущение нереальности происходящего. Словно и они, и ближайшие соседние столики были отделены плотной завесой от другой части всего небольшого помещения, пока другие посетители казались молчаливыми плотными тенями.

Тот же официант, что принес им до этого полотенца и напитки, молча и методично расставил на столе перед ними несколько блюд и практически бесшумно удалился. На деревянных широких блюдах было отдельно выложено ароматное дымящееся мясо, гарнир из каких-то овощей и хлебные лепешки. И судя по всему, есть им предстояло как раз руками. Кроме больших деревянных ложек иных столовых приборов им не выдали.

- Я покажу тебе, как это есть, - видя его затруднение, великодушно предложил МакГарретт и взял лепешку с блюда. Он очень ловко завернул в нее мясо и овощи, после чего положил получившийся рулет в стоящую перед Денни небольшую, смутно знакомую плошку.

- Ммм… Вкусно, - Денни даже немного удивился, что это было настолько вкусно. Он с жадностью проглотил первый рулет и даже не стал возражать, когда МакГарретт положил ему еще один. Так ему не надо было тратить время на приготовление следующей порции. – Спасибо.

Утолив первый голод, Денни потянулся к бумажным салфеткам, чтобы вытереть жирные пальцы. Он даже не знал, что был настолько голоден, и, если так подумать, он уже долгое время не чувствовал подобного удовлетворения от простого факта приема пищи. Ему серьезно начало казаться, что так вкусно он ел в последний раз еще на материке, как тут было принято выражаться, а если конкретнее, то перед его отлетом – и это была фирменная лазанья его мамы.

Окинув сытым взглядом оставшиеся на блюдах мясо и лепешки, он решил, что теперь можно было не только занять рот вкусной едой, но и ради приличия начать легкую беседу. К тому же обстановка этому более чем способствовала.

- Ты часто тут бываешь?

- Нет. Сам только недавно нашел это место, - честно ответил Стив и снова подложил ему добавки. – Я рад, что тебе нравится.

- Хммм, - ради такой еды можно было потерпеть даже стоящую в помещении духоту; допотопные вентиляторы над потолком не помогали, они только лениво гоняли горячий воздух вперемешку с благовониями из одного угла в другой, не принося никакого облегчения. Денни готов был потерпеть и это, и стекающий по шее и спине пот – еще немного и, наверное, его рубашку можно будет выжимать. В отличие от него МакГарретт не выглядел так, словно ему было жарко. Скорее тот чувствовал себя весьма комфортно, если судить по безмятежному выражению чужого лица, и это при том, что на нем было больше одежды, чем на Денни.

Когда тарелки, наконец, окончательно опустели, они просто поднялись и ушли. Денни не был против заплатить и за двоих, в случае если МакГарретт снова забыл бумажник, но они действительно просто встали и вышли, никто и слова не сказал. И это было так же странно, как и то, что они не делали заказа, еду им принесли без какого-либо согласования, так что он начал подозревать, что не только интерьер и посетители этого заведения были несколько странными – все от начала до конца казалось несколько нереальным. Но, по крайней мере, их очень вкусно и, более того, бесплатно накормили.

- Куда дальше? Вернемся в офис? – теперь, когда он больше не мучился от постоянного чувства голода, на которое, оказывается, просто привык не обращать внимания, списывая это на нерегулярное питание и напряженный график работы, Денни был настроен более чем благодушно. И несмотря даже на невыносимую жару мир вокруг казалось ему удивительным и прекрасным.

Небо больше не казалось линялым, наполнившись насыщенным голубым цветом, словно на него свежей краской плеснули. Листва, трава, серый асфальт дороги, даже бусины на его браслете – все теперь виделось ему более ярким и насыщенным. Денни замер, невольно оглядываясь с недоверием. Единственным темным и тусклым пятном был только МакГарретт, словно тот давным-давно выцвел под палящими лучами солнца и так и не смог вернуть себе прежние краски. Его затопило с головой странное предчувствие, будто он, Денни, уже знал ответ, но тот почему-то все ускользал от него, не торопясь формироваться в осмысленный вывод.

- Стив? Все в порядке?

Вокруг них никого не было, ни одного прохожего, вообще никого - они так и стояли вдвоем посреди пустынной яркой улицы, пока со всех сторон до них доносились едва уловимое жужжание насекомых и изредка щебет какой-то птицы откуда-то из зарослей. МакГарретт смотрел на него со странным выражением лица, которому Денни никак не мог найти определение. Ему просто вдруг стало неуютно и немного прохладно; он вовсе не такой реакции ожидал на свой вопрос.

- Подбрось меня до дома.

Денни невольно нахмурился. Просьба не то, чтобы показалась ему странной, но он думал, что Стив все же уже появится на рабочем месте.

- Хорошо… Можешь сесть за руль, - после плотного обеда его великодушие просто не знало границ, тем более ему не особо хотелось плутать по улицам под руководством МакГарретта. Сейчас Денни предпочел бы просто прокатиться пассажиром.

Chapter Text

Сначала дом МакГарретта не показался ему необычным, скорее наоборот – они проехали множество подобных, пока, наконец, не остановились у самой обычной изгороди и стандартной подъездной дорожки. Там же, как ни в чем не бывало, был припаркован черный джип МакГарретта. Стив мог и загнать его в гараж, но по каким-то своим причинам не стал этого делать, и тот так и стоял под палящими лучами солнца, нагреваясь и сверкая полированными черными боками.

Хороший район, тихая улица с соседями, которые друг друга знали явно не один год – вокруг практически царила идиллия, на его скромный взгляд. Денни отвлекся от разглядывания живописных кустов и невольно покосился на аккуратно паркующегося МакГарретта. Он немного знал о семейных обстоятельствах своего нового босса, не мог не поинтересоваться, и не только из-за перевода или предшествовавших тому событий. Это как минимум было естественно – узнать больше о своем новом напарнике. И дом, у которого они остановились, явно был слишком большим для одного человека, как ни печально ему было это признавать.

МакГарретт заглушил мотор и вытащил ключ из замка зажигания, после чего просто вышел и мягко хлопнул дверцей, оставив Денни в недоумении одного сидеть внутри. Приглашение было настолько недвусмысленным, что его просто иначе ну никак не было возможности интерпретировать. И ему не оставалось ничего иного, как выйти следом.

Денни с нескрываемым любопытством огляделся. До ближайших соседей было не так уж и близко, что давало иллюзию уединения, но и не настолько далеко, чтобы расположение дома с частным пляжем на заднем дворе могло показаться изолированным. С места, где он стоял, уже был слышен шелест волн, равномерный и успокаивающий, легкий ветерок доносил до него неповторимый запах океана, нагревшейся за день земли и аромат местных цветов. Все вокруг дышало жаром, и, хотя день катился к закату, до долгожданной ночной прохлады было еще далеко.

Денни сейчас точно не отказался бы от бутылочки холодного пива, и сесть где-нибудь в тени. Тогда можно было бы сбросить опостылевшие за целый день ботинки, стянуть носки и вытянуть уставшие ноги. Он был не прочь узнать ближе одного конкретного бывшего морского котика теперь, когда они были связаны не только работой. И кто же знал, что стоило ему только переступить за ограду, как атмосфера вокруг мгновенно изменилась; он даже не успел ничего понять, а по ногам уже знакомо потянуло могильным холодом. Денни пораженно замер, не решаясь сделать следующий шаг вперед. До этого его хотя бы браслет предупреждал, но в этот раз тот попросту промолчал, и что это означало, ему еще только предстояло выяснить.

Сверху словно темное покрывало накинули, и все погрузилось в размытый полумрак: дорожка, растительность, двухэтажный дом – все поменялось, напоминая больше кадр из какого-нибудь низкобюджетного фильма ужасов. Для полноты картины не хватало только внезапного звука поскрипывающей приоткрытой двери или заунывного завывания ветра, имитирующего стоны и крики.

Не было ставшего для него почти привычным чувства перехода, сейчас Денни не видел ни наслоения одной реальности на другую, ни знакомых черных воронов – все поменялось как-то слишком внезапно и мгновенно, словно по щелчку пальцев.

- Следуй за мной, - внезапно появившийся перед ним МакГарретт взял его за руку и мягко потянул за собой. Денни и хотел бы возразить, но не мог, так послушно и переставлял одну ногу за другой, зашагав следом. Будь его воля, он бы уже давно развернулся и сбежал, и все равно, что ключи от машины были все еще у МакГарретта, он бы уж придумал, как оказаться подальше от этого места.

Чужая крепкая хватка удерживала не хуже капкана, и была такой же обжигающе горячей на его заледеневшей вмиг руке, как и браслет. Тот только после чужого прикосновения хоть как-то проявил себя – резко нагревшись.

- Стив. Что происходит? – тихо процедил Денни. Внутри паника мешалась с предвкушением и страхом. Он действительно боялся того, что ему предстояло увидеть, и при этом с нетерпение ждал то, что должно было вот-вот показаться – надо было только завернуть за дом и пройти к ланаи. Вместо ответа его подтащили ближе, так что теперь чужая рука была вольготно закинута ему на плечо, и они шли практически в обнимку. Повернув голову, он мог видеть плечо, обтянутое тканью в клеточку, гладко выбритый подбородок и беззащитное ухо с нежной мочкой.

Легкий толчок вывел его из ступора; они наконец остановились.

- Тшшш… Смотри.

Они замерли на берегу, там, где заканчивалась трава, и начинался песок, пока перед ними вместо бескрайнего океана, клубилась бескрайняя тьма. Денни невольно прижался спиной к чужой широкой груди в поисках защиты, и даже не обратил внимания на заключившие его в объятия руки, словно они были возлюбленными, любующимися красивым видом. Это длилось какое-то мгновение, и он понял, что это все же были объятия, только когда кольцо рук вокруг него внезапно разомкнулось, а сам МакГарретт шагнул вперед, прямо к клубящейся перед ними тьме.

Ему осталось только беспомощно наблюдать, как Стив не спеша стянул рубашку, следом вниз полетела и темная майка, выставив на обозрение спину и руки, украшенные замысловатыми татуировками. Оказалось их стало больше с прошлого раза, когда Денни видел это обнаженное тело так же близко как сейчас. Чернила расползлись по плечам замысловатым узором – сложной вязью каких-то символов вперемешку с затейливым орнаментом, и он точно никогда прежде ничего подобного не встречал.

МакГарретт остановился, наполовину погрузившись в чернильную массу, и та жадно начала ластиться к его рукам, омывая словно волнами и цепляясь за ботинки и штаны. Краем сознания Денни понимал, что то, что сейчас происходило, было необходимо, было частью предначертанного, но ничего не мог поделать со сковавшим его страхом. Кажется, так страшно ему еще ни разу не было. Казалось, что тьма было живой, и она смотрела множеством невидимых, но осязаемых глаз на него в ответ, вселяя неописуемый ужас.

- С-с-стив, - он готов был умолять, сделать и пообещать что угодно, лишь бы это закончилось. – П-пп-ожалуйста. Вернись о-о-братно.

И Стив обернулся к нему со странной улыбкой на лице. Денни крепко зажмурился, смотреть дальше ему было попросту невыносимо. Он прижал дрожащую ладонь к груди, там, где билось как сумасшедшее сердце, гоняя по венам наполненную адреналином кровь – в этом мертвом месте он как никогда чувствовал себя живым и уязвимым.

Внезапно горячая ладонь легла ему на глаза, закрывая от жадной тьмы и того, что скрывалось в ее глубине, его губ сначала коснулись шершавые кончики пальцев, а следом их лизнул горячий язык. Денни в удивлении встрепенулся, но возмутиться не решился. Сейчас это неуместное прикосновение отвлекало, будоража и волнуя; чужой язык уверенно провел несколько раз по его нижней губе прежде, чем наконец перейти к активным действиям, бесцеремонно вторгаясь в его рот.

- Ммм!

Вторую руку Стив по-хозяйски положил ему на талию, притягивая ближе к себе. Чтобы сейчас не происходило на самом деле, это затрагивало их обоих – они были связаны вместе с самого начала, и хотя он не знал всех правил, вообще с трудом понимал происходящее, он все еще мог полагаться на внутренние ощущения и интуицию. И он точно знал, что сейчас только Стивен МакГарретт был той преградой, что стояла между ним и тем, что на самом деле скрывала за собой вся эта бескрайняя тьма.

Ответить на поцелуй было не сложно, механика ему была прекрасно известна, и, хотя его последний поцелуй был тоже с МакГарреттом, сейчас его целовал именно Стив, а не тот другой, что в тот раз ненадолго занял его место. Денни неуверенно поднял руки и положил на чужие бедра, не решившись сделать что-то иное. Он мог только следовать навязанному ритму, немного неловко двигаясь навстречу. Из-за разницы в росте ему приходилось тянуться вверх, невольно прижимаясь еще плотнее к горячему голому торсу.

Ладонь с глаз давно соскользнула ему на шею, контролируя даже поворот его головы – Стив доминировал и подчинял, брал его в плен и не давал возможности увернуться или сбежать. Сейчас Денни был полностью в его власти и на его территории, и мог лишь покорно принимать чужое господство над собой, успокаивая себя только тем, что сейчас у него не было иного выбора.

Неожиданно под его ладонью оказалась горячая-горячая спина, он даже не понял, как неосознанно повел рукой вверх, перемещая ее с бедер на талию и выше, туда, где между лопатками расползлась замысловатая татуировка, которая с первого взгляда заворожила его своим узором. Отвлекшись, он и не заметил, как стал сам активно отвечать, наслаждаясь этой внезапной близостью, от которой у него кружилась голова. Денни шумно вдохнул через нос. Дыхание у него давно сбилось от слишком агрессивного напора, а возникшая между ними близость была слишком неожиданной для него, чтобы до конца осознать возможные последствия.

Позже, он знал, что начнет мучиться сомнениями, но сейчас это его волновало меньше всего. Куда как больше его начало беспокоить медленно, но неуклонно расползающееся внизу живота знакомое томление – этому сейчас точно было не время и не место.

Напоследок, МакГарретт довольно ощутимо укусил его за нижнюю губу и прервал этот неожиданный во всех смыслах поцелуй.

- Ты будешь только моим, - Стив сжал его лицо в своих больших ладонях без возможности отвести взгляд. – И я никому тебя не отдам.

Денни пораженно застыл, его словно ледяной водой окатило, сердце ухнуло куда-то вниз в район живота, чтобы тут же подскочить к горлу. В синих глазах он не видел своего отражения – то было поглощено красными всполохами, как от гигантского костра, но он точно знал, что сейчас с ним говорил именно знакомый ему МакГарретт.

Chapter Text

- Будешь что-нибудь? Сок, колу? Воду? – Коно с легкой улыбкой обернулась к нему от холодильника.

- Воды будет достаточно, спасибо, - рассеянно ответил Денни, с любопытством осматриваясь. Смысла в том, чтобы делать это не так явно, он не видел, поэтому сейчас цепко подмечал и руны на косяках дверей, и нити с бусинами на открытых окнах, и обереги на стенах. Кое-что из того, что он сейчас видел, Денни уже встречал у Мины, что-то видел в домах самых обычных гавайцев и даже у переселившихся сюда с материка иностранцев. Возможно, те покупали недвижимость со всеми имеющимися атрибутами, а потом ничего не меняли. А возможно, были в курсе назначения всех этих многочисленных штук. Денни вот тоже не отказался бы быть в курсе, а не полагаться каждый раз на неясные образы и интуицию.

Коврики, подушки, занавески. Стол, стулья, кресла и диван. Посуда и вазы. Все вокруг хранило свою историю, и все имело свое назначение. Небольшой двухэтажный дом, на его скромный взгляд, очень подходил девушке. Строение дышало теплом и уютом, отгоняя мрачные тени, что теперь повсюду стелились вокруг него. То, что у Коно Калакауа был слабый дар, еще не означало, что она не знала толк в украшении и защите собственного дома. Скорее наоборот.

Она могла бы развить свой дар, но, очевидно, как и кузен выбрала другой путь. Денни сделал глоток из высокого запотевшего стакана. Выбор выбором, но знания, дававшиеся той же Коно с детства, так и остались при ней. Приглашение провести вечер в компании коллеги Денни сначала воспринял с легким удивлением, но в итоге согласился. Он не чувствовал ни угрозы, ни тревоги, и то, что обстановка обещала быть неформальной ему скорее импонировало, чем настораживало. Они заехали перекусить, чтобы не отвлекаться на приготовление ужина, и Денни не отказался бы от пары запотевших баночек пива, но это точно было бы сейчас неуместным - они приехали к сюда не для того, чтобы расслабляться после насыщенного рабочего дня.

- Скажу сразу – в 5-0 нет никакой инструкции или какого-то свода правил для работы с особыми случаями, тем более в электронном виде. И то, что нам достаются все эти дела – это, конечно же, договоренность, - неожиданно начала Коно. – Обычно мы используем цветовое обозначение для градации получаемых дел по сложности. Тут все просто: красный – для опасных или сложных случаев. Типа оборотней или злобных духов. Дальше по убыванию. Есть желтый, зеленый и синий. И белый – когда трудно отнести произошедшие к чему-то конкретному.

- Мне точно нужны примеры. Потому что я уже предвижу собственную головную боль от этой классификации. И кто определяет уровень сложности? – это было более чем закономерный вопрос. – Тот, кто принимает дело и на свое усмотрение?

- Да, как-то так, - Коно выставила на столик перед ними чашу с аккуратно разложенными фруктами. – В целом, дела с цветовым кодом довольно однотипны. Ты пока можешь для всего использовать белый код. Завтра можем пробежаться по закрытым и текущим делам, вот и будут тебе примеры.

- Хорошо, - немного недоверчиво согласился Денни. – Что-то еще, о чем я должен знать?

- Ты же в курсе, что без Стива не было бы и 5-0?

- Я в курсе, - согласился Денни. Он действительно был в курсе событий, которые предшествовали формированию особого отряда 5-0, успел ознакомиться и с официальной версией властей, и с неофициальной от Чина и очень короткого от самого Стива. А теперь вот готов был выслушать мнение четвертого члена их команды. Смена темы их разговора его в целом даже устраивала – раз не было четкой процедуры, а до него отряд 5-0 работал, как придется, значит, он все нужное сделает сам. И инструкцию напишет, и процедуру разработает.

- Не то, чтобы до этого не пробовали создавать подобные отделы, просто результаты это приносило в основном нулевые. Все дело действительно в Стиве, и это лишь в последнюю очередь связано с его связями, послужным списком и прочими заслугами. Нет, не спорю, это тоже сыграло весомую роль во всем, но все же. В ином случае, мы просто были бы спецотрядом с широкими полномочиями от губернатора, да на особом положении, но не более.

Денни жадно внимал всему, что говорила малышка Коно, жалея, что этот разговор у них не состоялся намного раньше. Кажется, этим вечером ему предстояло узнать что-то действительно важное и не только про своего напарника.

- Вот с этого места, пожалуйста, поподробнее. Я не совсем понимаю, что ты имеешь в виду, – и он даже не прикидывался. Денни действительно не понимал, на что ему так явно пыталась намекнуть Коно. Ни при первом знакомстве, ни при последующем общении он не почувствовал в МакГаррете какого-то особого дара и каких-то особых способностей. Да, были эти его странные татуировки, но не более. Только позже, когда он научился лучше понимать себя, прислушиваясь к интуиции и тому дару, что достался ему вместе с колохе и маской, он смог и сам увидеть слабые способности Келли и Калакуа. Вот только со Стивом все так и осталось непонятным.

- Семья МакГарретов никогда не входила ни в одну пунаевеле (10), они всегда придерживались нейтралитета. Так уж повелось, что ‘ими ‘ими (11) обычно все же связаны хотя бы с одной общиной. Для статуса, связей, ресурсов – это более чем распространенная практика.

- Что это «ими» означает? – Денни нетерпеливо поерзал на своем месте, эти слова он слышал впервые, и одно пока так и осталось непонятным. Пора было уже заводить свой словарь для всех этих непривычных терминов.

- ‘Ими ‘ими или охотники.

- Охотники на?

- На сущностей, - снова пояснила Коно, неуютно передернув плечами.

И теперь многое действительно становилось понятным. Словно фрагмент пазла со щелчком встал на место. Неудивительно, что Стив так много знал.

- Как много таких семей на Гавайях?

- Не так много, как можно было бы ожидать. Кроме Стива я не знаю больше ни одного другого охотника, но они точно есть. За редким исключением это семейное дело. Дар чувствовать и видеть все виды сущностей, как правило, передается по наследству, но чем больше разбавляется кровь, тем по понятным причинам и слабее становится дар в каждом последующем поколении.

- То есть у Стива слабый или какой-то особый дар? – уточнил Денни. Судя по самому Стиву, да и по фото его родителей и сестры, что он мельком видел в чужом доме, гавайского в них почти ничего не осталось, если, конечно, дело было именно в гавайских корнях.

- У него он был практически атрофированный с самого рождения. Но это не означает, что нет способов это изменить. Практически для всего есть свои ритуалы и обряды. А в случае как у Стива – сложные, болезненные, иногда даже смертельные.

Денни невольно нахмурился и подобрался.

- Не думаю, что он сам когда-либо что-то расскажет. И я тоже не горю желанием ворошить прошлое, но считаю… Мы с Чином считаем, что ты должен знать, - и теперь стало более чем понятно, почему этот разговор должен был состояться не в штаб-квартире 5-0. – Родители Стива, Джон и Дорис МакГарретт, пожертвовали собой, чтобы вернуть их сыну дар, точнее его подобие.

- О, Боги… - он был в курсе, что родителей Стива уже не было в живых, но никогда бы не подумал, что именно по такой причине.

Сердце стремительно ухнуло вниз, и ему пришлось вытереть вспотевшие разом ладони о брюки.

- Ты же видел татуировки, это тоже была часть ритуала, – Коно забралась на диван с ногами. Ей явно было так же некомфортно говорить об этом, как и ему слушать. Денни предпочел бы услышать это от Стива. Но тот посчитал нужным скрыть от него столь важную часть себя, что было даже неудивительно, хотя и немного обидно.

Целых два гребаных раза! Сначала родители, теперь он, Дениэль Уилльямс, так его подвели. Предали его доверие. Денни спрятал лицо в руках, пока внутри боролись отчаяние, бессильная ярость и стыд. Мысль, что он лично, собственными руками отдал Стива той клубящейся тьме, что он увидел на заднем дворе дома МакГаррета, била наотмашь своей неприглядностью. Потому что во всей этой мешанине чувств была еще отталкивающая благодарность за то, что это был именно Стив, а не кто-то другой. И что это был Стив, а не он сам стоял перед голодной непроглядной бездной.

И после всего, что с ним произошло, этот же Стив МакГарретт столько для него делал. И Денни просто не понимал, чем мог заслужить подобное отношение.

- Денни?

- Все в порядке, - Денни вяло отмахнулся от чужого беспокойства. Ему многое предстояло переосмыслить, спасибо этому разговору. – Что еще ты можешь мне рассказать? Это же не все.

В последнем он был точно уверен, разглядывая девушку, задумчиво и немного неуверенно поджимающую губы. И Денни был согласен на любые крупицы знаний, которыми с ним были готовы поделиться. Он и так завяз в этом мире, так что не выпутаться, не сбежать.

- Я приготовила для тебя книги, по которым училась в свое время сама до… Да ты и сам знаешь чего, - Коно печально вздохнула. – А до меня по ним учился Чин, все дети в общинах обучаются на подобной литературе и, конечно же, у хранительниц. Я чувствую, что тебе почти и не понадобиться моя помощь, ты сейчас, сам того не подозревая, уже знаешь больше, чем я когда-либо могла бы мечтать.

Денни не надо было объяснять, что не договаривала девушка или имела в виду, как нечто само собой разумеющееся – вот теперь он действительно понимал, что та хотела ему сказать. И он даже не удивился, что половина книг в стопке была сборниками местных сказок и сказаний, хотя куда больше его заинтересовали тетради, исписанные немного небрежным, хотя и разборчивым почерком.

 

 

10 Пунаевеле – община (Pūnaewele)

11 Ими’ими – охотники (ʻimi ʻimi)

Chapter Text

Он задыхался, барахтаясь в мутном кошмаре, сплетенном из обрывков реальности и того, что услужливо подкидывало ему его богатое воображение. Влажная простыня скаталась, скрутившись вокруг него неудобным жгутом, поэтому проснулся Денни не только не выспавшимся, в неудобной позе, так еще и с глубокими следами отпечатавшихся на коже заломов.

Сколько бы оберегов и амулетов он не развешивал по стенам и не складывал под кроватью, ничего не помогало – его все равно каждую ночь преследовали сны, которых он на утро все равно не помнил, да и не хотел бы помнить, но знал, что следовало бы. Потому что точно чувствовал, что сделанные им странные украшения должны были помогать, но каждый раз оказывались бессильными против ночных видений.

Он за несколько вечеров изучил всю ту литературу и те записи, что передала ему Коно, и с дискомфортом и восхищением осознал, насколько же сложный, многогранный и таинственный мир был приоткрыт для него по воле случая. Он и так чувствовал этого с самого начала и не питал иллюзий на свой счет или на счет своей роли и места в происходящем, но было очень обнадеживающе понимать, что не так уж и беспомощен или несведущ он был на самом деле.

Помешивая неаппетитный кофе на кухне, он пытался вспомнить, что же ему снилось, но кроме клубящейся тьмы на ум ничего не приходило. Так и не сделав ни одного глотка, Денни без сожаления отставил кружку в сторону, можно было и не тратить время, все равно ничего удобоваримого у него уже давно не выходило.

Утро обещало быть жарким и безрадостным, но, по крайней мере, у него было время принять прохладный душ и не спеша собраться на работу. Он привычно потеребил самую большую и приятно шершавую бусину на браслете, после чего все же направился в ванную. Проигнорировав полу вставший член и чувство легкого томления внизу живота, Денни быстро ополоснулся, после чего тщательно побрился и привычно уложил волосы.

Вот уже больше недели у него, как и у остальных не было выходных, он даже Грейс к себе не мог забрать, что в какой-то степени его пока даже устраивало. Со всей этой творящейся вокруг чертовщиной и тем более МакГарреттом рядом, он не хотел подвергать Грейси хоть какой-то опасности. А с другой стороны, количество раз, что он видел дочь за последний месяц, Денни мог пересчитать по пальцам одной руки.

Новое дело с поджогом ему не нравилось. Интуиция настойчиво твердила, что ничего хорошего их точно не ждет, и дело было даже не в отсутствие улик или хоть каких-то зацепок - один факт того, что МакГарретт ненавязчиво отстранил от него Чина и Коно, поручив им заниматься другими текущими расследованиями, уже о многом говорило. Прошла всего пара дней, а он уже утомился от бездействия и собственной беспомощности.

Веселая мелодия вывела его из раздумий, напоминая, что ему не стоило слишком уж углубляться в размышления. Денни с удивлением уставился на экран, после чего чертыхнулся и поторопился принять звонок.

- Денни, дорогой, скажи, пожалуйста, почему новость о твоем повышении я узнаю от внучки, а не от собственного сына?

– Привет, мам, – ему стало стыдно. Он напрочь забыл, что хотел позвонить родителям и сообщить о переводе в 5-0, тем более что, это с чистой совестью можно было считать повышением. Но в итоге за ворохом навалившихся дел и забот эта новость как-то поблекла и не казалась уже чем-то важным, что он признавал, все же было не так. Родители его всегда поддерживали в любых начинаниях и тем более в его работе, и ему не следовало быть таким эгоистом, и повышение на то и было повышением, чтобы им можно было похвастаться.

Было ясно, что мама и так держалась из последних сил, выжидая, когда он позвонит сам, а теперь вот специально поймала его перед работой, чтобы, наконец, поздравить и разузнать подробности. Денни честно поделился тем, чем мог, само собой, умолчав о мистической составляющей его новых обязанностей. Пообещав звонить чаще, он передал всем привет и с легким сожалением завершил звонок. Вот теперь ему точно следовало поторопиться, чтобы не опоздать.

Черную громадину джипа трудно было не заметить на светлой улице, тем более Стив всегда старался парковаться возле его Камаро, можно подумать, Денни его бы в ином случае проглядел.

- Привет, сегодня мы снова одни? – Денни заглянул в открытое окно, наметанным взглядом детектива отмечая и два привычных стаканчика кофе на вынос, и бумажный пакет с его любимыми пончиками, и папку с документами, небрежно брошенную на пассажирское сидение. Ему импонировала подобная забота, и до недавнего времени он не видел в этом ничего странного, с Мекой они тоже часто покупали друг другу кофе. И пончики. Денни вообще постоянно за Ханамоа заезжал домой забрать с утра, так как предпочитал ездить на вызовы именно на своей малышке, а напарник был только «за».

- Доброе утро, - лениво протянул Стив и приготовился вылезти из машины. – Тебе меня уже не достаточно?

Денни решил сделать вид, что он не расслышал последнего вопроса, лишь быстро отвел взгляд, немного засмущавшись.

- Этой ночью все было спокойно?

С МакГарретта сталось бы выдать ему важную порцию новостей совсем неожиданно, когда он был совсем к этому не готов, поэтому Денни решил перестраховаться и спросить первым. Они до сих пор ждали, когда загадочный поджигатель со священным огнем снова даст о себе знать, но тот пока затаился. Что, впрочем, не мешало им самим активно искать чужие следы.

Следуя повсюду за Стивом, Денни каждый раз отчетливо осознавал, даже получаемая из источников МакГарретта информация почти ничего ему не давала. Те знания, что к нему приходили в виде образов и ощущений, как правило, имели отношение только к нему лично и на раскрытие дел, по сути, никак не влияли, ну, только, если косвенно.

- Никаких подвижек, - равнодушно отчитался МакГарретт и ловко спрыгнул с подножки.

Стив встал слишком близко, нависая над ним и внимательно разглядывая его лицо, что Денни немного смутило, каждый раз смущало, но и причин возражать он не находил. Он больше ничего не предпринимал, словно тот поцелуй на заднем дворе дома МакГарреттов Денни попросту привиделся. И сам он пока не знал, как ему следовало к этому относиться: дальше делать вид, что ничего особенно в случившемся не было, или все же вывести МакГарретта на серьезный разговор. Если честно, он и сам был не готов. Как-то уже слишком быстро и естественно все произошло, словно так и должно было быть, а они просто сделали следующий закономерный шаг в их отношениях, хотя это, конечно же, было далеко не так.

Денни, не стесняясь, перегнулся через водительское сидение за своим кофе и пончиками, на что получил насмешливое хмыканье у себя над ухом, Стив прислонился к машине рядом и с весельем в глазах проследил за его действиями.

- Спасибо, - вспомнив про вежливость, Денни отсалютовал стаканчиком в сторону напарника. Мысль о напарниках невольно напомнила ему о том, что он вот уже несколько дней как хотел связаться с Мекой. У того точно должно было быть как минимум несколько полезных знакомств, которыми он не отказался бы сейчас воспользоваться. Какой бы рабочий тандем у них с МакГарреттом не сложился, Денни не мог не признать, что тот все равно многое скрывал от него по каким-то своим причинам, и дело точно было не в недоверии. Во всем, что делал Стив, Денни ощущал бережную опеку над собой. Это его ужасно злило, радовало и расстраивало одновременно.

Ему было нелегко принять, что о нем вдруг стали заботиться подобным образом. Чувство вины не давало ему объективно смотреть на сложившуюся ситуацию, раз за разом заставляя соглашаться на все, что ему предлагали или говорили. И если МакГарретт и знал об этом, то предпочитал и дальше пользоваться его невольной слабостью.

- Как закончишь, съездим кое-куда, - загадочно выдал Стив и кивнул на свою машину, без слов показывая, что поедут они не на Камаро, а на джипе МакГарретта.

- Ты у нас босс, - Денни равнодушно пожал плечами, делая очередной большой глоток божественного кофейного напитка. Он мог бы поесть и по дороге, но помня о чужой ужасной манере вождения, решил не сопротивляться.

Chapter Text

Дом четы Морсти был последним местом, куда он ожидал, что Стив его привезет. Оказавшись в знакомом спальном районе, он уже заподозрил неладное, поэтому почти не удивился, когда МакГарретт припарковался на площадке у закрытого гаража.

В облике дома ничто больше не напоминало о случившейся краже и дальнейших событиях - не было больше желтой ленты, испорченной неудачно припаркованной патрульной машиной изгороди или затоптанного газона. Теперь тот ничем не отличался от соседних ухоженных зданий. Денни прищурился – теперь все вокруг выглядело даже лучше, чем прежде, словно и за самим домом, и за территорией снова начали ухаживать.

- Хозяева вернулись?

- Можно и так сказать.

Ответ Денни немного обескуражил.

- Такой загадочный, куда деваться, - пробурчал он себе под нос и вылез наружу, нарочно громко хлопнув дверцей.

Все еще кипя внутри, Денни проследовал за МакГарреттом к входной двери, которую тот открыл своим ключом. И он почти даже не удивился этому простому факту: мало ли по каким причинам у Стива мог быть ключ от этого дома, тот как-никак проходил по одну из их дел, а чета Морсти так и не собиралась возвращаться из Бельгии, чтобы заняться своей недвижимостью.

Дом встретил их настороженной тишиной и, на удивление, чистотой. Что-то неуловимо поменялось, словно комнаты и коридоры вдруг наполнились жизнью. Денни мог бы списать это на их присутствие, но он точно знал, что дело было вовсе не в этом – он сам не единожды здесь бывал, и ему было с чем сравнивать.

- Стив? – он неуверенно позвал из коридора, не решаясь зайти в гостиную, так и остался стоять в дверном проеме. Ему было прекрасно видно, как поменялась обстановка в некогда темном и пустом помещении – появились диван и кресла, журнальный столик, торшер и еще какие-то мелочи. Но ничто из этого не шло ни в какое сравнение с тем, что он видел сейчас на комоде.

Знакомая маска заняла свое привычное место прямо посередине, там, где он в свое время увидел ее впервые, а потом по неосторожности взял в руки. Точнее взял он ее в руки по незнанию, а вот примерил на себя уже точно еще и по неосторожности, хотя уже тогда чувствовал, что это не закончиться для него ничем хорошим.

- Тебе нравится? – МакГарретт как-то уж слишком оживленно прошелся от окна к дивану, а потом обратно, рассматривая солнечные блики на полу.

- Я не совсем тебя понимаю, - медленно проговорил Денни, еще раз с сомнением осматриваясь. Он не мог сказать, что ему не нравилось, объективно внутри стало намного более уютно, и ему даже импонировала обновленная обстановка, но к нему это точно не имело никакого отношения.

- Я выкупил этот дом для тебя.

Денни удивленно моргнул, после чего нахмурился, переваривая чужие слова:

- Все еще нет.

- Тебе понравился этот дом, и ты не можешь продолжать жить в той квартире, что сейчас снимаешь. Здесь тебе будет намного лучше. Другой уровень защиты и безопасности, комфорта и удобства. К тому же все проплачено на три года вперед, тебе даже не стоит беспокоиться о счетах, - с трудом верилось, что МакГарретт вдруг переквалифицировался в агента по недвижимости, но нахваливал дом так, что Денни даже невольно вспомнил, как и сам засматривался на эти просторные комнаты.

- О, ну это многое объясняет. Хотя нет. Я вот точно не помню, чтобы просил решать за меня мой же жилищный вопрос.

- Тебе и не надо, - МакГарретт странно улыбнулся и подошел ближе. – Тебе даже не надо просить, я точно знаю, что тебе нужно.

- О, ты успел стать экспертом в понимании меня. Вуа, Стивен. Когда только успел? – Денни начал понемногу раздражаться. Ситуация казалась ему странной и очень смущающей. И немного смешной. Если это был такой флирт, а в случае с МакГарреттом это, скорее всего, так и было, то чужое поведение можно было назвать даже милым. Правда, Денни прекрасно понимал, что в происходящем участвовал не только один МакГарретт.

Он задумался, снова оглядываясь. А ведь от них обоих - и с МакГарретта, и с того другого, вполне можно было ожидать внезапного заселения Денни в тот жуткий дом на берегу к самому МакГарретту, так что даже не плохо, что ему всего лишь достался этот. И маска в придачу.

- А Страж? Что с ним? – на самом деле, только заметив маску, Денни первым делом подумал о колохе, но, сколько бы ни оглядывался, знакомой черной фигуры так и не заметил.

- Пошли, покажу тебе кое-что, - МакГарретт не стал пояснять ему что-то еще, хотя Денни был бы не против выслушать ход его мыслей, которые довели его до неожиданного решения приобрести ему эти хоромы. Но ему не оставалось ничего иного, кроме как вновь безропотно пойти следом.

Дверь из кухни вывела их на задний двор с небольшим подобием сада, несколько запущенного, хотя возможно, это изначально так и было задумано по дизайну. Неширокая дорожка, выложенная живописно заросшей травой плиткой, пропадала где-то в пышных кустах. Сначала в тени и переплетении веток он заметил навес, и стоило только начать подмечать детали, как перед ним вдруг стала складываться довольно непривычная картина.

Под надежным навесом, укрытый от прямых солнечных лучей, а также возможной непогоды расположился алтарь. Денни точно знал, что созерцал перед собой – он подобные видел не только в документальном кино, но и вживую часто начал встречать в самых неожиданных местах. Особенно теперь, когда знал, куда смотреть и на что обращать внимание. И что-то он не припоминал, чтобы в отчете криминалистов или детективов, вместе с ним прибывших на вызов в этот дом в свое время, была информация о самодельном святилище не заднем дворе.

Догадка пришла ему на ум совершенно внезапно:

- Ты этим всю неделю был занят?

- Не только, - Стив взял его за руку и подтянул к каменному ложу, не давая увернуться или отступить.

- Это тебе. И для тебя.

Денни был уверен, что Стив повел показывать ему колохе, но все оказалось, не тем, что он успел себе представить. И ему в какой-то степени даже льстило, что сам акуа Каналоа счел жизненно необходимым обеспечить его личным святилищем, чтобы это не означало.

- Эм. Спасибо, конечно…

Горячая ладонь легла ему на солнечное сплетение, там, где он обычно ощущал ту часть себя, которая не совсем была им. Сложить одно с другим было несложно, достаточно было проявить немного здравомыслия, но то, о чем он успел подумать, прежде чем МакГарретт подтянул его еще ближе к себе и к алтарю, Денни совсем не нравилось.

- Тебе это нужно, поверь мне. Именно тебе.

Горячее дыхание обожгло шею, после чего к этому месту прижались сухие и не менее горячие губы. Стив заставил его смотреть прямо на серую плиту, пока он растирал в пальцах какую-то траву, предусмотрительно приготовленную заранее, и сыпал прямо на каменную поверхность. Пряный запах ударил в нос, разом выбивая лишние мысли.

Пахло чем-то смутно знакомым, будто он уже не раз сталкивался с этим, но ни разу до этого не обращал особого внимания. И МакГарретт все продолжал брать с широкого блюда, растирать и ссыпать травы на алтарь одну за одной, пока наконец не поджог, Денни даже понять не успел откуда в его руках взялась зажигалка, сам он ничего не заметил. Плотный едкий дым тут же взвился вверх и почти сразу же пополз вбок и вниз, пока полностью не окутал их фигуры, скрывая в своем мареве.

До их импровизированных занятий с Коно он наивно считал, что только Богам нужны святилища, алтари и подношения, но это говорили, конечно же, его невежество, которое он исправлял, как мог. Потому что самых разных вопросов у него все еще было намного больше, чем понятных ответов.

Денни не видел ничего кроме клубов дыма. Поначалу он еще ждал видений или образов, но ничего не происходило, сколько бы они не продолжали стоять, пока его держали в крепких объятиях. Он хотел обернуться и спросить, что это все значило, но успел только неудачно глотнуть густого плотного дыма, тут же закашлявшись, так что на глаза невольно навернулись слезы. Все вдруг резко поменялось, он не чувствовал больше тепла чужих рук, хотя его по-прежнему крепко держали. Денни снова захотел обернуться, но отчего-то испугался и передумал.

Оглядываться не хотелось, потому что он сейчас не знал точно, кто же именно его держал. Тяжелая рука скользнула по рубашке к груди, туда, где отчаянно билось сердце, гоняя по венам горячую кровь. Чувствовать себя живым было немного странно, как и немного страшно. Он снова глотнул этого странного дыма, так что во рту разлилась неприятная горечь с чувством, что тело становится невесомым и немного неуклюжим.

То, что сейчас с ним происходило не только что-то очень странное, но и важное, снизошло на него как-то совсем неожиданно, словно до этого его сознание упорно пыталось игнорировать этот простой факт. И он был к этому совсем не готов.

Его безвольную руку крепко сжали и положили ладонью вниз на алтарь, с силой прижимая к холодному камню. На котором больше не было сгоревших трав, даже следа не осталось, будто МакГарретт и вовсе не крошил и не поджигал те.

Не иметь возможности контролировать собственное тело, было малоприятным ощущением. Голова сделалась пустой и тяжелой, мысли ворочались неохотно и с трудом, и ему все казалось, что он должен был наблюдать за этой сценой со стороны, но нет, ничего такого не происходило. И он точно ощущал, как ладонь начала неметь и стынуть, как холод начал поднимать по ней вверх – сначала к предплечью, потом к плечу, пока не захолодило уже в груди, усмиряя не только страх, но и тот негаснущий жар, что он теперь постоянно носил под сердцем.

Он даже не понял, когда дым успел рассеяться, а непривычное объятие смениться знакомым. Денни неловко дернул головой, стряхивая остатки наваждения, после чего все же решился обернуться.

- Стивен.

- Да, Дениэль? – МакГарретт смотрел на него выжидающе и так словно готов был положить к его ногам весь мир. И он не единожды уже ловил на себе похожий взгляд.

- Лучше тебе начать мне все объяснять. Подробно и не упуская никаких деталей.

Chapter Text

Серый камень алтаря не казался ему особенным, как не казалось ему чем-то особенным все то, что было сложено вокруг: все эти плошки, пучки трав, какие-то вещицы непонятного назначения и происхождения, пахучие свечи, странные украшения и разноцветные ткани. И это если игнорировать нанесенные на деревянные стены узоры и надписи, которые тем более ему ни о чем не говорили.

Денни не ощущал в себе никаких изменений, что, пожалуй, его все же больше успокаивало, чем настораживало. Он в принципе не знал, чего ожидать, но в силу свойственного ему пессимизма, ждал самого худшего – вроде того, что он должен был стать вместилищем для другой души, лишившись своего собственного тела. Ну, или чего-то подобного. Мысль была из разряда фантастичных, но и он до не давнего времени ни за что не поверил бы в существование потустороннего мира со всеми его загадочными обитателями – духами и Богами.

- О, черт! – Денни вскрикнул от неожиданности, натолкнувшись взглядом на колохе.

На того самого Стража, который сейчас замер у заросшей дорожки, не пересекая невидимой черты, что отделяла задний двор от территории, где начиналась земля святилища. МакГарретт объяснил ему все в общих чертах, настаивая, что так было нужно, потому что теперь Денни было недостаточно энергии получаемой от обычной человеческой пищи, регулярного сна и тех подношений, которые он получал в повседневной жизни. Что теперь его духовному телу нужна была своя подпитка, и это святилище как раз и должно было его этой самой подпиткой обеспечить.

Денни слушал, кивал в нужных местах, но все равно с трудом примеривал все эти слова на себя. Потому что теперь оказывается, ему даже не нужно было вообще что-то делать – следить за святилищем должны были веропоклонники культа Смерти. Стив сказал об этом несколько иначе, только Денни в этот момент был слишком ошарашен нахлынувшим на него чувством тепла и наполненности, чтобы слушать более внимательно. Запястье с браслетом окатило несколько раз нестерпимым жаром, но кожа под шнурком и бусинами даже не покраснела, да и прошло это странное чувство почти сразу, а ему осталось только молча принять это как свершившийся факт. К такому его Коно точно не смогла бы подготовить, как и Чин Хо, а Стив упорно продолжал выдавать знания очень дозированно и выборочно.

Колохе замер привычной размытой тенью, не приближаясь и не исчезая. Он просто позволял себя видеть, и, наверное, это можно было даже назвать, своеобразным приветствием. Появился Страж только тогда, когда МакГарретт наконец скрылся в доме, оставив Денни наедине со своими мыслями и сомнениями, что наверняка о чем-то даже говорило, но ему оставалось этот факт запомнить и занести в длинный список «разобраться потом».

Проверить слова Стива Денни не мог, а мог только принять, как есть. По крайней мере, пока; да и выбора у него особо не было. Что-то он сильно сомневался, что его возражения, если бы они у него и были, и он их озвучил, были бы приняты во внимание.

Рядом знакомо пару раз каркнуло несколько черных птиц. Те привычно облюбовали ближайшие ветки и оттуда следили за каждым его шагом. Денни удивленно огляделся, пытаясь понять, что же его насторожило, пока не шагнул назад в укрытие святилища. Вороны никак не отреагировали, а вот ему предстояло в срочном порядке решить проблему своего перемещения отсюда в дом. Звать Стива ему не хотелось, а значит, нужно было собрать все свое мужество в кулак и пройти мимо этих пернатых наблюдателей, не показывая страха и сомнений. Он впервые почувствовал себя неуверенно, словно упускал что-то очевидное и важное из виду.

Сделать первые шаги было самым сложным, дальше пошло легче. Денни вернулся к задней двери тем же путем, что они шли с МакГарреттом, смотря только перед собой, и к его облегчению все прошло успешно, ему даже ни одного заунывного «каааар» не досталось. Закрывая за собой поспешно дверь, он не заметил уже ни птиц, ни колохе, словно те ему только привиделись.

Денни обошел весь первый этаж, после чего поднялся на второй, заглядывая в каждую комнату. Переезд не должен был занять много времени, у него было не так уж и много вещей, к тому же он привык жить на коробках. Оставалось только объяснить Рейчел, откуда у него вдруг взялась возможность позволить себе этот дом, но тут он даже не собирался что-то выдумывать, и решил честно свалить все на Стива, как своего нового начальника. То, что Грейс здесь понравится, у него не было даже сомнений, хотя он еще не знал, как объяснить ей наличие святилища. И всего остального.

Познакомить дочь со Стивом он в любом случае когда-то должен был, да и с остальными тоже, так что это знаменательное событие вполне можно было приурочить к новоселью. Если честно, Денни предпочел бы не вмешивать в этой Грейс, но выбора у него особо и не было. Видеться с ней он точно не собирался прекращать, а скрывать МакГарретта у него вряд ли получилось бы даже при большом желании. Но вот если бы это был только Стив, то у него не было бы вообще никаких возражений, а так – его до дрожи пугала эта перспектива.

- Это комната должна понравиться Грейс, - Стив замер в дверном проеме, наблюдая оттуда за ним нечитаемым взглядом. Он говорил слишком уверенно для человека, который еще ни разу не встречался с его дочерью, и Денни даже нечего было ему возразить, потому что как раз об этом он и сам думал, разглядывая белые стены и большое окно.

Конечно же, МакГарретт знал о Грейси. Скорее всего, знал вообще все про него, даже то, что Денни давно забыл. Это было крайне несправедливым, потому что сам Денни почти ничего о том не знал, кроме того, что успел услышать краем уха, прочитать в слишком тщательно отредактированном личном деле или подсмотреть в его доме.

Денни привычным жестом положил руки на бедра, рядом со значком и табельным оружием на поясе. Сейчас он не был на месте преступления, но у него упорно складывалось впечатление, что он ведет дело, раскрыть которое ему будет очень непросто.

Стив в несколько шагов оказался рядом и как-то очень привычно положил ему ладонь на шею.

- Мне нравятся твои глаза. Словно в небо смотришь. Когда я впервые тебя увидел там, в темном гараже, даже не понял, насколько они красивые. А позже, когда разглядел, решил, что в них можно потеряться.

Денни пораженно застыл. Получать комплименты, безусловно, было приятным, хотя и смущающим занятием. Он не привык, чтобы это делалось столь открыто и откровенно, и он только-только приспособился контролировать затапливающее его с головой желание упасть на колени, стоило ему услышать этот голос, как в ход пошла уже тяжелая артиллерия. К голосу добавились слова, которые могли бы растопить даже самое черствое сердце.

- И мне нравится, как ты смущаешься и пытаешься это скрыть. Я очарован тобой, Денни.

Не было похоже, что МакГарретт его обманывал, да и Денни не видел в этом никакого смысла, поэтому слышать чужое признание было вдвойне тревожно и непривычно, потому что, кажется, Стив был более чем серьезен в своем заявлении. А значит, Денни в свою очередь не мог от всего этого просто отмахнуться или перевести в шутку. Но и что ответить сейчас он тоже не знал.

Наверное, Стивен МакГарретт ему даже нравился. Он был целеустремленным, что иногда граничило у него с ослиным упрямством, смелым до безрассудства, надежным и опасным в той мере, что его невозможно было не уважать. Он был высоким, красивым и настолько одиноким, что иногда Денни просто хотелось его обнять, как он иногда делал с Грейс и очень редко с Мэтом.

На этот раз поцелуй почти не застал его врасплох. Невозможно было так внимательно смотреть в чужие глаза, почти не моргая и не скрываясь, чтобы это не закончилось этим интимным прикосновением губ к губам. Денни доверчиво и немного неуверенно открылся, позволяя себя захватывать и подчинять, потому что попросту не мог отказать этому говорящему взгляду. МакГарретт не просил, он требовал. Мягко и одновременно упорно и бескомпромиссно, сметая даже малейшее сопротивление с его стороны.

И Денни чувствовал только его, только тепло его рук и губ, только его напор и желание, и не мог не отвечать, как бы странно или неуместно это было не только из-за их отношений начальник-подчиненный, но и из-за всей этой потусторонней кутерьмы, что творилась вокруг них.

Его давно не целовали с такой страстью и с таким самозабвением, словно он был самым желанным. Единственным и самым дорогим. Денни даже с Рейчел никогда не испытывал ничего подобного, а ведь это был еще только поцелуй, в котором чужой язык лишь деликатно исследовал его губы, не пытаясь вторгнуться дальше.

МакГарретт в последний раз прижался с силой к его губам и отступил. Сначала на один шаг, потом еще на несколько, словно заставлял себя, пока не дошел до двери.

- Думаю, за сегодня мы управимся с твоим переездом, - Стив, как ни в чем не бывало, вышел в коридор и оттуда уже добавил. - Эту ночь ты проведешь уже под этой крышей.

И Денни даже нечего ему было возразить, он все еще пытался прийти в себя после поцелуя.

Chapter Text

Лейтенант Дюк Люкела помахал ему издалека, подзывая к себе, и Денни, одобряюще похлопав по плечу малознакомого офицера, поспешил попрощаться и отойти. Вокруг все еще суетились пожарники, хотя и начали сворачиваться – делать тут им было больше нечего. Точнее с самого начала, когда только был принят вызов, для них еще до прибытия уже не было работы. Загадочный поджигатель провернул все по той же схеме, что и до этого, оставив после себя пепелище на месте некогда вполне себе жилого бунгало.

Он прибыл так быстро, как только смог, но все равно застал только знакомую картину поднимающегося к небу столба грязно-серого дыма, который мог видеть только он.

- Привет, Дюк. Есть хоть что-нибудь на нашего поджигателя?

- Увы, - пожилой гаваец меланхолично пожал плечами, - все, как и в прошлый раз - никаких следов.

- Дело точно передают нам? – по-деловому уточнил Денни, оглядываясь и немного понижая голос. Официальный запрос еще не ушел, поэтому он решил все же уточнить.

- Без сомнений. Я все оформлю.

- Хорошо. Спасибо, Дюк.

Ничего хорошего в сложившейся ситуации, конечно же, не было. На этот раз район был не из самых благополучных; на местных улицах небольшие дома жались к друг другу настолько близко, что будь это обычный пожар, то полыхало бы тут так, что было бы видно на другой стороне Оаху.

И опять соседи ничего странного или необычного не заметили, услышали только треск, а когда подбежали посмотреть, то увидели лишь догорающие балки и рассеивающийся дым. Денни замер у ровного края обугленного газона. Еще несколько таких случаев, и им точно не светило сдержать жадных до сенсаций журналистов и репортеров, хотя те могли и не купиться даже на такой лакомый кусок – на удивление местные акулы пера и объектива с неохотой брались за дела, связанные с мистикой и религией. Именно той религией, о которой Денни и сам узнал совсем недавно.

Священный огонь было непросто достать, спасибо, хотя бы в это его МакГарретт посвятил, поэтому Стиву выпало выяснять самое основное – были ли в храмах и святилищах пропажи, а также на него же легла проверка всех тех, кто имел доступ к жаровням с этим огнем. Как понял из скудного объяснения Денни, даже имея Священный огонь, его нужно было питать и поддерживать. Поэтому был шанс, что больше трех-четырех поджогов не будет, если все же была пропажа.

Ему приходилось мотаться между домом и офисом. Текущие дела никто не отменял, и именно ему МакГарретт доверил курировать все их расследования, назначив своим заместителем. Это бесспорно льстило и немного удивляло – он был уверен, что тот все эти заботы перекинет на Келли, но, как ни крути, все равно выходило, что у Денни было больше опыта, как в оперативной, так и в бумажной работе.

И к этим заботам добавлялись куда как более приятные хлопоты – переехать-то он переехал и даже быстро обжился, но почти сразу же выяснилось, что дом кое-где требовал ремонта и более глобального обустройства, чем то, что было сделано Стивом. Поэтому Денни с чистой совестью залез в заначку и решил уж точно на удобстве Грейс не экономить. А еще на кухне и беседке на заднем дворе.

Возвращаясь каждый вечер в бывший дом четы Морсти, он чувствовал умиротворение, и ему если честно нравилось испытывать что-то подобное. Это было неожиданно приятно, его даже святилище в саду больше не смущало или редкие темные силуэты, закутанные в слои ткани с головы до пят. Те практически незаметно появлялись и так же практически незаметно исчезали, сделав, что они там обычно делали, когда приходили. Он один раз из любопытства подсмотрел – те убирали оплывки свечей, что-то переставляли и жгли какие-то благовония, а еще почтительно ему кланялись каждый раз проходя мимо. Дальше он смотреть не стал, ему сделалось неловко и совсем немного страшно. Тогда ему вдруг показалось, что если он окунется во все это глубже, то ему станет еще любопытнее, и он окончательно потонет в этой странной культуре, в этих обрядах и религии, которая ему все же была чужда.

Тогда он просто сбежал, а потом все же пожалел, что не досмотрел от начала до конца, но на второй раз у него все не находилось решимости, и теперь он терзался мыслями, что мог упустить что-то важное. Это напоминало ему искушение запретным плодом – ему одновременно и хотелось, и не хотелось знать; его манило все то, на чем и с чем вырос МакГарретт, и все же немного отталкивало. Это было похоже на опасную иллюзию, что если держаться на расстоянии, то у него был еще шанс остаться больше наблюдателем, чем участником.

Вызов о поджоге прилетел неожиданно, он даже до офиса доехать не успел, как пришлось перестраиваться в другой ряд, включив световой сигнал и сирену. Он набрал Стива, и тот, выслушав его, немного помолчал, после чего этим своим невыносимым голосом, от которого у Денни все переворачивалось внутри, сказал, что он, возможно, успеет подъехать. Но даже если его не будет, он полностью доверял Денни в принятии решений самостоятельно. И ему оставалось лишь согласно фыркнуть в трубку и отключиться. Можно подумать, от него мог быть хоть какой-то толк.

И теперь стоя у границы обуглившейся травы, Денни размышлял, что же именно он мог сделать. В прошлый раз Стив появился слишком неожиданно, и он и забыл, что хотел шагнуть прямо за черту и пройтись в поисках того, что могли пропустить другие. С его стороны надеяться найти что-то, что могли не заметить специалисты, было несколько самонадеянно, но ведь он и искать собирался не совсем обычные улики.

На месте первого поджога он надеялся на МакГарретта, теперь же он был сам по себе, а значит, не мог позволить себе халтурить или сомневаться. Его ничто не сдерживало, пройтись прямо до того места, где дым был гуще всего, а значит, теоретически там мог быть очаг или что-то подобное. В конце концов, огню, пускай даже священному, нужно было откуда-то распространяться.

Уверенно сделав первый шаг, Денни, впрочем, тут же остановился, прислушиваясь к себе. Браслет привычно потеплел, но пока это ни о чем не говорило ему. Тот обычно вел себя подобным образом на любое проявление «той» стороны, когда сильнее, когда слабее, да и отдельные бусины пока молчали.

Вокруг было довольно тихо для столь оживленного места, звуки доносились до него не просто как издалека, а будто сверху плотное покрывало накинули. Он ждал привычного ощущения наслоения одной реальности на другую, но здесь такого не было. Кажется, огонь уничтожил не только чей-то дом и нужные им улики – они даже пока понять не могли, были ли в деле жертвы или нет, не оставалось действительно ничего – но и запечатал место перехода, если оно здесь и было.

Стоило ему шагнуть в дым, как тот тут же стал стелиться в сторону, словно хотел избежать его. От его шагов в воздух поднималась легкая черная взвесь, оседая на брюках и ботинках темно-серым налетом. Мало приятного, конечно, но ему приходилось работать куда как в менее чистых или комфортных условиях. Мысль, что он мог идти по чьему-то праху, Денни старался гнать от себя подальше. Пока не было доказано обратного, в этих происшествиях не числилось ни одного погибшего.

Жара не было, как и запаха гари, лишь едва уловимый запах костра и смутно знакомых трав. Теперь, когда он был более опытным и тем более, когда у него было собственное святилище, он уже мог даже отличить одни благовония от других, совсем небольшое число, но все же лучше, чем вообще ничего. И если он не ошибался, то тут вместе с домом и нужными им уликами сожгли кукаенене, горный стелющийся кустарник, и цветки белого мака.

Зачем вместе с остальным надо было жечь и травы, Денни не знал, возможно, те просто оказались среди вещей. А возможно, были использованы специально. Мысль показалась ему интересной, он повертел ее со всех сторон и занес в «важное», чтобы обдумать уже в тишине и прохладе кабинета.

- Что за?.. – Денни нахмурился и достал телефон. Надежда, что все же тут частично осталась «та» сторона, была совсем небольшой, но он должен был хотя бы проверить. Но вопреки его ожиданиям, на дисплее отображались все деления связи.

И, тем не менее, Денни видел перед собой то, чего по идее здесь уже не должно было быть. След был странным, словно перед ним фантомный мост пробросили, расплывающийся и ненадежный. Тот обрывался там, где заканчивалась граница выжженной травы, и начинался газон соседей. Изгородь или забор отсутствовали, так что в гости можно было заходить просто так. Скорее всего, на той стороне можно было пройти куда как дальше. Точнее это раньше можно было пройти, сейчас от прохода по понятным причинам ничего не осталось.

Что делать со всей этой информацией, он пока не знал, но как минимум должен был поделиться со Стивом. Каким бы образом священный огонь ни попал к поджигателю, Денни точно мог сказать одно – тот точно знал, как и что с ним делать. Нельзя было сказать, что у них совсем не было рабочих версий, но они были так или иначе слишком сырыми, чтобы с ними можно было нормально работать лично ему.

Денни снова достал телефон и открыл список недавних вызовов. То, что МакГарретт знал намного больше, чем говорил, было понятно с самого начала, но что раздражало больше всего – Стив точно знал больше именно по этому делу, а ему ничего не говорил.

Раздражение нахлынуло волной, и так же быстро откатилось. Рука сама невольно потянулась к лицу, и Денни поймал себя на мысли, что хотел почувствовать одобряющее ощущение коры под пальцами. Чувство не было для него новым, но он все равно каждый раз и немного удивлялся, и немного пугался. В этом было и немного страха потерять себя, и немного страха перед неизвестностью, пока все это мешалось с легким замешательством

Пролистав весь список и не найдя нужного имени, Денни открыл контакты и выбрал нужный ему сейчас как никогда:

- Детектив Ханамоа, как вы отнесетесь к тому, чтобы встретиться на нашем обычном месте? После четырех?

На том конце ему ответили сначала несколькими нелестными эпитетами, характеризующими его как не очень хорошего друга, продолжили его не менее нелестной характеристикой как коллеги, но закончили все же согласием.

Chapter Text

Стоять в пробке было не только утомительно и раздражающе, но и порой весьма познавательно. Наблюдая от скуки за такими же раздраженными водителями, Денни не уставал поражаться тому, насколько же одинаковыми, по сути, были люди, запертые в раскаленных на солнцепеке железных банках со вставками стекла, пластика, когда ткани, а когда кожи. И не имело значения, стоял он в пробке на Оаху или в Джерси – менялась только одежда и украшения на зеркалах заднего вида – люди везде оставались одинаковыми в своем желании поскорее вырваться из этого медленного ползущего плена. Наверняка и за ним кто-то с не меньшим любопытством наблюдал и думал, что даже в салоне с работающим кондиционером он был похож на полу сварившегося лобстера.

Денни невольно бросил взгляд в зеркало, чтобы убедиться, что не таким уж и красным было его лицо, как он внезапно себе представил. Красным он не был, но жара стояла такая, что даже его Камаро не справлялась, натужно ревя перегретым двигателем.

Светлая рубашка неприятно липла к влажной коже, пока он сам плавился на водительском сидении, мечтая о чем-нибудь по большей части состоящем изо льда. Хотя, да, на цветной лед Камеконы, необъятного гавайца, с которым его познакомили после назначения в 5-0, он бы даже сейчас не позарился.

Его ряд, наконец, сдвинулся с места, и Денни обрадованно тронулся, так и так выходило, что на встречу с Мекой он опоздает, ему и так уже не терпелось поскорее убраться из этого пекла, и с этой улицы, а бывший напарник точно должен был его дождаться. Как минимум из-за любопытства. Денни действительно давно с ним даже просто не созванивался, что уж говорить про встречи.

Впереди ловили солнечные блики знакомые патрульные машины. И то, что причиной пробки стала серьезная авария, он даже не сомневался, в ином случае они бы проехали быстрее. Отослав сообщение, что опоздает, Денни мужественно и послушно продолжил плестись в своем ряду, сделав мысленную пометку проверить общую сводку происшествий за последнюю пару недель.

Кафе у департамента встретило его привычной суетой, он даже кивнул паре знакомых лиц. В их встрече с бывшим напарником не было ничего особенного, поэтому они с Ханамоа не стали шифроваться.

- Долго ждал, дорогой? – Денни устало упал на стул напротив. Подкол вышел вялым, его больше заказанный холодный сок интересовал, чем что-либо еще. Даже новая цветастая рубашка с ужасным принтом на бывшем напарнике, и при том, что это он думал, что уже многое повидал в своей жизни.

- Сдаешь, сдаешь, - покачал головой Ханамоа, - ты, Денни, позиции. Все, не видать тебе награды «шутник года».

- Ха, ха, - Денни припал к живительному напитку и, только опустошив стакан до половины, наконец, свободно выдохнул. – И я тебя рад видеть. Знаю, знаю, ты без меня скучал. Похудел, осунулся, еще и сон потерял.

Мека действительно смотрел на него как-то слишком пристально, невольно заставляя нервничать.

- Что? Что не так-то? Волосы растрепались? – он обеспокоенно провел ладонью по волосам. Ведь проверил же у машины, и все было в порядке.

- Кокетка, блин, - Мека прикрыл глаза ладонью и покачал головой. – Денни и его укладка – вот в этом ты точно не меняешься.

- А что тебе кажется, что я изменился? – конечно же, он уцепился за свое главное.

Ханамоа некоторое время молчал, постукивая десертной ложечкой по краю тарелки, и Денни его не торопил, зная манеру бывшего напарника все же сначала думать, а потом говорить или делать, в отличие от кое-кого, кто сразу же кидался грудью на амбразуру. В свою очередь, Денни тоже внимательно смотрел, подмечал изменения в чужой внешности и делал уже свои выводы.

- Странно, когда ты зашел, я тебя почти не узнал. Словно другой человек вошел в дверь. И так что хотелось отвести взгляд и одновременно смотреть во все глаза, чтобы не упустить что-то важное.

- Кажется, я понимаю, что ты хочешь сказать, - сам Денни постоянно это чувствовал, когда он даже просто издалека видел МакГарретта. На того тоже хотелось смотреть не отрываясь и в то же время каждый раз хотелось поспешно отвести глаза, чтобы он не заметил и не обратил своего внимания. И Денни не ожидал, что будет вызывать в других подобное же желание.

- Ты что-нибудь будешь? – Мека заботливо пододвинул ему меню, изящно уходя от этой странной темы.

Жара отбила у него какой-либо аппетит, но от чего-то легкого он бы точно не отказался. Какого-нибудь воздушного мусса, например, или холодного супа. Взгляд сам упал на гаспачо, и рот неожиданно наполнился слюной в предвкушении трапезы. Ему никогда не нравился этот вид супа, на вид напоминающий тарелку, наполненную до краев кровью, но тут у него аж все внутри затряслось от желания окунуть ложку в эту темно-красную массу.

Сделав заказ, Денни снова переключился на бывшего напарника. На самом деле, тот действительно выглядел измотанным и уставшим, так что его слова «похудел, осунулся, еще и сон потерял» не далеко ушли от истины.

- Как дела в отделе? В конец заездили тебя?

- Не поверишь, до сих пор разгребаем последствия того дня, - Мека устало потер глаза. Ему не нужно было пояснять, что именно за день имелся в виду, но он все равно исправился. – Точнее ночи. И не только.

- В смысле?

Мека немного помялся, ему явно было неприятно и неловко напоминать Денни о тех событиях, они на всех оставили глубокий след.

- Был такой всплеск преступности, что мы до сих пор трупы находим, это если совсем коротко. Словно в воздухе что-то распылили, и все как с ума посходили.

Не удивительно, что он не обратил внимания, его практически сразу же перевели в 5-0, а там они работали с особыми случаями, да ему даже за местными новостями было особо некогда следить, не говоря уже о том, сколько внимания на себя оттягивал МакГарретт.

- Ох, - он не только о таком не знал, он даже не задумывался поднять и проверить статистику, а теперь корил себя последними словами, что не разглядел, не увидел очевидного. Не то, чтобы он смог бы на что-то повлиять или что-то изменить, пока сам был активным участником всех событий. Но они в 5-0 как минимум могли бы взять что-то из деле себе.

Денни даже про себя поморщился, кого он пытался тут обмануть. Им бы все равно не дали влезть со своими полномочиями и иммунитетом в расследования Уголовного, и не из-за того, что они не могли помочь - просто везде нужно было играть в политику.

И сейчас он не мог проигнорировать очевидную причину. Точнее у него было очень логичное объяснение, в котором лично он не имел повода сомневаться. В ту ночь Бог Смерти получил жертвоприношения не только через ритуал, его короткое явление стало подобно камню, брошенному в воду – распространяя насилии и смерть. Денни шумно сглотнул, есть перехотелось окончательно, но даже так он не мог усмирить это чувство жажды, идущее изнутри. Он не любил игнорировать то, что подсказывала ему его интуиция, и если она говорила, что ему было лучше съесть сейчас этот чертов томатный суп, то он даже не собирался сопротивляться.

А еще интуиция подсказывала ему не игнорировать то, о чем ему следовало задуматься с самого начала, как только у него появилась возможность немного прийти в себя и проанализировать то, что с ним произошло и свидетелем чему он стал. Он ведь с самого начала навел справки во всемирной паутине, о том, кем же являлись аватары, и зачем они появлялись, а потом предпочел отодвинуть всю эту информацию в сторону, оправдывая себя тем, что только сменил департамент на 5-0, а потом разбирался с текущими делами и переезжал.

У любого аватара была некая миссия, и Стив, конечно же, не был исключением, и даже не зная пока в чем та заключалась, Денни как минимум должен был задуматься над тем, что произойдет, когда эта самая миссия будет выполнена. И что-то подсказывало ему, что, связавшись с Каналоа (6), ничем хорошим это по определению закончиться не могло.

- Денни все в порядке? Ты как-то разом побледнел.

- А? Ах, да, малыш, все в порядке… Кстати! Чуть не забыл, собственно, ради чего я позвал тебя встретиться, конечно же, помимо того, что я ужасно соскучился по тебе и твоему ужасному выбору рубашек. Приглашаю на новоселье. Я теперь в неплохом доме живу, места много и район хороший, - Денни невольно начал издалека, примерно представляя реакцию бывшего напарника на новость, что теперь он жил в том «жутком» доме, как его сразу же окрестили все, кто тогда приехали на вызов.

- Ого. Сколько тебе платят, и как мне тоже перевестись в 5-0?

- Не торопись, детка, продаваться с потрохами. Это тот самый дом из дела с маской.

Мека молчал как-то уж слишком долго, пока, наконец, не выдал:

- Да, пожалуй, я пас… Это для дела же, да?

Денни промолчал и неопределенно пожал плечами вместо ответа. Врать ему не хотелось, но и даже малой части правды рассказать он все равно не мог. А если быть уж совсем точным - не хотел, как и до этого предпочитая не вмешивать Меку Ханамоа в то, что теперь было связано со Стивом МакГарреттом.

- По крайней мере, скажи, что ты же не собираешься привозить туда Грейс?.. Денни!

 

 

6 Каналоа - (Kanaloa) – Бог смерти, тьмы и океана в гавайской мифологии.

Chapter Text

В комнате стоял привычный полумрак. Денни специально не зашторивал большие окна на ночь, позволяя лунному свету беспрепятственно попадать внутрь, раскрашивая пол светлыми квадратами. Так он мог и без света лежать и рассматривать гладкий потолок над собой или раз за разом обводить взглядом висящий напротив на стене телевизор. Пока спальня тонула в мягких не пугающих тенях, можно было слушать тихое шуршание работающего кондиционера, собственное дыхание или тревожную пульсацию крови прямо в ушах. И ему даже почти не было страшно.

Он знал, что если он повернет голову вбок, то на соседней подушке обнаружит знакомую деревянную маску, которую он лично точно не брал, чтобы украсить ей скромный интерьер этой комнаты. И которую он последний раз видел на своем обычном месте – в дальней гостиной. Потому что специально каждый раз проверял перед сном, чтобы та оставалась стоять на комоде. Впрочем, с его стороны это было бесполезным занятием – все равно когда Денни каждый раз просыпался, та оказывалась на подушке рядом. Даже если он до этого прятал ее в шкаф или запирал в небольшом сейфе тут же в спальне.

Кроме этого загадочного перемещения больше ничего не происходило, поэтому он решил не разводить панику раньше времени, но все же так и не решался привозить Грейс с ночевой, как бы та ни просилась, узнав, что он все же переехал, и теперь у нее будет своя большая комната, которую она к тому же может сама покрасить в любой цвет, который выберет. Хоть в несколько сразу.

Денни повернулся набок, подперев голову рукой. На светлой подушке маска смотрелась неаккуратным темным пятном, притягивая не только взгляд, но и так и маня прикоснуться, проверить, не было ли то, что он сейчас видел лишь плодом его воображения. Браслет на руке молчал, хотя Денни не удивился бы, начни тот неожиданно подавать ему странные сигналы. Мысли с маски и украшения на руке плавно вернулись к Грейс. Рано или поздно он все равно должен был привезти ее сюда, и даже позволить остаться, но ему было откровенно страшно впутывать в то, что творилось вокруг него, его обезьянку.

Он со вздохом перевернулся на спину, раскинув руки в сторону. О каком-либо сне можно было смело забыть, теперь ему точно не грозило уснуть до самого утра. Денни проверил время на телефоне. В целом три пятнадцать ночи было не таким уж и поздним временем для звонка. И вообще, не одному же ему было мучиться.

Боясь передумать, Денни тут же нажал на вызов и стал слушать длинные гудки на другом конце. Ровно через пять ночь вдруг наполнилась глубоким немного хриплым со сна голосом, так что он даже почувствовал легкий укол совести.

- Стив.

- Денни, что случилось? - Стива его звонок явно застал в объятиях того божества, которое отвечало за сновидения среди местных Богов.

Денни нервно пожевал нижнюю губу. Решив, что извиняться будет глупым, он уже МакГарретта разбудил, так что лучшим решением было перейти сразу к делу:

- Ты можешь мне гарантировать, что если я возьму к себе Грейс на выходные, ее никак не коснется вся эта… - он помахал в воздухе свободной рукой, пытаясь подобрать наиболее емкое и в то же время нейтральное определение тому, что вокруг творилось. И при этом не звучать умалишенным. - Все то, что с чем мы работаем.

Будь у него возможность, он давно бы собрал Грейс и отправил к родителям в Джерси. Подальше от этого чертового острова с его жарой, песком и пантеоном Богов. И, конечно же, подальше от себя. Черт!

- Ты только для этого позвонил мне в... три ночи? – спокойно уточнил Стив.

- Я не могу уснуть… Прости, что разбудил, - мягко прошептал Денни; ему пришлось все же признать хотя бы так, что был неправ. Он ведь вполне мог повременить и позвонить утром, или поднять эту тему в офисе, но не стал ждать, и это о чем-то, но говорило. Как и то, что Стив все еще не бросил трубку.

- Подожди, я скоро буду у тебя.

Денни отнял трубку от лица и взглянул на экран с заставкой. Ему было бы достаточно услышать чужой ответ и так, без личной встречи. Может, тогда бы у него был шанс, наконец, успокоиться и попытаться уснуть. И принимать ночных гостей как-то не вписывалось в его планы. Он живо представил высокую фигуру, шагающую ему навстречу. И синие глаза, внимательно следящие за каждым его жестом.

Внутри, под сердцем что-то жарко зашевелилось, вызывая легкое головокружение и слабость во всем теле, и он начал неуклонно заваливаться в бок, пока не спохватился опереться рукой о матрас. Если бы он лежал с самого начала, было бы легче, хотя все еще нет. Денни спустил ноги на пол, прижимаясь к прохладному дереву напольного покрытия ступнями и пережидая, когда пройдет это странное головокружение.

Нужно было подняться и спуститься вниз, раз МакГарретт сказал, что скоро приедет, значит, его действительно можно было вскоре встречать, но Денни хватило только на то, чтобы включить небольшую прикроватную лампу. Тусклый круг света выхватил из полумрака лишь небольшое пространство вокруг себя, еще больше сгустив тени по углам и у стен.

- Денни.

Он даже испугаться не успел, только рефлекторно бросил телефон в сторону неожиданно раздавшегося в комнате голоса. Голоса, который он всего пару минут назад слышал в чертовом мобильном!

- Блядь!! Как ты здесь оказался?! - ему даже не было стыдно за сорвавшийся в фальцет в конце голос. Удивительно, что он в принципе не закричал как девчонка, или не грохнулся в обморок.

- Ты позвал, и я пришел, - пожал плечами, укутанными в тени, Стив и отделился от стены. Выглядело это как в каком-то фильме ужасов, только без особых спецэффектов и нагнетающей атмосферу музыки.

МакГаррет подобрал отлетевший от удара в стену куда-то в угол мобильник и замер у подножия кровати. И, кажется, произошедшее застало врасплох не только одного Денни. И то, что Стив успел переодеться только в привычные штаны с карманами, майка явно осталась та, в которой он спал, не делали его появление менее внушительным. А еще МакГарретт явился босиком, и это странно вписывалось в картину происходящего своей уместностью. Действительно, надевать тапочки, решив внезапно одним махом переместиться из своей спальни в чужую, было совсем ни к чему.

Денни схватил подушку и, уткнувшись в нее, глухо застонал. Это было слишком. Нет, нет, он точно не был к такому готов. Он всего лишь хотел поговорить, а не получить в очередной раз подтверждение своим худшим предположениям – все, что происходило с ним, нет, с ними, было более серьезным, чем он себе представлял. При том, что он изначально не питал каких-либо иллюзий.

- Прости, что напугал, - чужой тихий голос заполнил повисшую между ними тишину. И ведь МакГарретт точно знал, какая реакция будет на его столько эффектное явление, но все равно сделал это.

Все же любопытство взяло вверх, поэтому Денни не смог удержаться, чтобы не спросить:

- Ты даже так умеешь? Оказываться там, где хочешь?

- Я смог явиться на твой зов, потому что было соблюдено сразу несколько условий, - Стив подошел к прикроватной тумбочке и аккуратно положил на нее телефон. Так же аккуратно он забрал из рук Денни подушку и отложил в сторону, лишая его этой ненадежной и мягкой защиты. – Но так будет не всегда.

Денни неуютно повел плечами. Теперь, когда адреналин немного схлынул, он почувствовал, как неприятно липнет влажная ткань майки к разгоряченной коже на спине. Если честно то, он с головы до ног покрылся испариной, а теперь еле сдерживал желание пойти и принять горячий душ, чтобы смыть с себя остатки липкого удушливого страха, который все еще легко, но бродил по его венам.

Его явный дискомфорт не остался незамеченным. Горячие пальцы сгребли влажную ткань где-то в районе живота и потянули вверх.

- Что ты делаешь? – Денни искренне удивился, но все же позволил стянуть с себя пропитавшуюся потом майку. Происходящее даже почти не казалось ему странным или неуместным. И даже когда его мягко и настойчиво толкнули спиной на кровать, он лишь продолжил молча наблюдать, постепенно окончательно успокаиваясь.

Чужое присутствие дарило ни с чем несравнимое умиротворение. Внутри словно пустота распахнулась, готовая принять в себя то, что надвигалось на него сверху. Растянувшись поперек кровати, Денни безропотно позволил МакГаррету вжать себя в матрас и притронуться горячими губами к беззащитной шее у кадыка.

По-прежнему горел прикроватный свет, слабо разгоняя ночной полумрак, все так же тихо работал кондиционер, и древняя языческая маска все так же безмолвно возлежала на подушке. Добавилось лишь прерывистое дыхание двух людей, занятых аккуратным изучением друг друга.

- Стив, детка?.. – Денни не думал, что они вдруг остановятся, не то, чтобы он на что-то рассчитывал после практически невесомых поцелуев в шею. Но он все же прекрасно осознавал, в какую именно сторону продвигаются их с МакГарретом без сомнения необычно начавшиеся отношения. То, что это были отношения, у него даже сомнений не было, как и вопросов или удивления, все же в его привычки не входило целоваться с собственным напарником и боссом. И возможно, он принял все как-то слишком легко, но на фоне всего остального, это казалось ему действительно чем-то незначительным.

- Мне никогда не было так страшно, - тихий чужой шепот защекотал кожу возле уха, - как тогда, когда я лежал на том алтаре и был принесен в жертву. Среди кромешной тьмы, когда у меня почти не осталось надежды, ты был тем, кто вернул меня обратно к свету.

Денни зажмурился, не решаясь даже пошевелиться, только бы не спугнуть чужое неожиданное признание.

- Я не позволю чему-либо случиться с тобой или с тем, кто тебе дорог. Обещаю.

Chapter Text

- Ты можешь рассказать мне, что происходит?

На завтрак у них были свежеиспеченные оладьи по его особому секретному рецепту, который знали только они с Грейс. А теперь это привилегия распространилась и на Стивена МакГарретта, который сидел у него на кухне и поглощал труды его кулинарных усилий. И Денни серьезно рассчитывал, что сегодня получит хоть какие-то ответы на свои вопросы.

- Я не хочу вовлекать тебя больше, чем ты уже замешан.

- Думаю, об этом уже поздно переживать, - Денни равнодушно пожал плечами, но ему было приятно знать, что о нем беспокоились. Хотя это все еще не отменяло того факта, что он предпочел бы большую осведомленность этой заботе.

Ночью они так ни о чем и не поговорили. После чужого признания Дени лишь мог ошеломленно лежать, укрытый горячим телом, и пытаться собрать блуждающие мысли воедино. Когда он мягко толкнул МакГарретта в плечо, отодвигая от себя, тот без вопросов откатился в сторону, давая, наконец, Денни вздохнуть полной грудью. Они особо ничего не делали, не считая нескольких невинных поцелуев в шею, но у него было такое чувство, что он уже пересек ту невидимую черту, после которой обратной дороги больше не было. Чувство было немного странным и, если честно, обнадеживающим, потому что посреди всего, что с ними происходило, он не хотел бы еще и об этом беспокоиться.

Денни несколько раз порывался предложить МакГарретту постелить в гостевой спальне, но в итоге так и не решился. Только выдал домашние шорты, переоделся сам, и вернулся в кровать, даже не удивившись, не обнаружив маску на подушке. Они так и уснули, ничего больше не обсуждая, даже то, что Денни так и не выключил прикроватный светильник.

- Что ты хочешь знать?

Денни сделал несколько глотков из своей кружки, наслаждаясь, наконец, своим утренним кофе. Все же иметь МакГаррета рядом давало как минимум одно неоспоримое преимущество, конечно, помимо прочего. Он многозначительно посмотрел на тарелку с оладьями, на Стива, снова на тарелку и отпил из кружки, ожидая, когда ему сделают подношение.

Он хотел знать абсолютно все, что, впрочем, не означало, что его желание будет осуществлено.

- Есть ли ограничения в том, что ты можешь мне рассказать?

- Не думаю.

- Ты знаешь, что я должен делать как Проводник? – он решил побыть немного эгоистом и начать с того, что касалось непосредственно его.

- В общих чертах, - МакГарретт подложил ему еще несколько аппетитных кружков теста на тарелку и даже полил черничным сиропом.

- И? – Денни скрипнул зубами от нетерпения, но почти сразу же отвлекся на свой аппетитный завтрак.

- Если в нескольких словах, ты должен быть рядом и направлять меня.

- О, хорошо, - в целом, что-то такое Денни и подозревал, просто не думал, что Стив будет настолько краток. Чужой выбор слов его несколько насторожил, он чувствовал, что от него ускользает что-то очень важное, но что именно ухватить не мог.

То, что сам Денни смог разузнать о существовании аватаров, он ненавязчиво не поленился перепроверить у Чин Хо. И Келли даже не удивился его просьбе, и, если что-то и знал про ситуацию МакГарретта, лишних вопросов задавать не стал, чем Денни и впечатлил, и немного неприятно удивил спокойствием, граничащим с равнодушием. Если остальные члены команды 5-0 в лице двоюродных брата и сестры о чем-то и догадывались, это никак не влияло на их отношение ни к Стиву, ни к работе.

Денни даже представить боялся, что за миссия могла быть у аватара Бога Смерти в мире живых, и глубоко в душе надеялся, что это был не какой-нибудь апокалипсис, как любили показывать в голливудских фильмах.

После встречи с бывшим напарником, он не поленился, вернувшись в офис, поднять сводки происшествий за последние несколько недель. От места кровавого массового жертвоприношения до места проведения ритуала по всему маршруту их перемещения он отмечал на карте увеличение не только происшествий разного рода, но и увеличение уровня смертности. Так что его опасения насчет апокалипсиса, пусть на отдельно взятом острове, Денни действительно сильно беспокоили.

- В чем состоит твоя миссия? – это было следующий довольно логичный вопрос в их непринужденной беседе, потому Денни с нескрываемым нетерпением стал ждать ответа.

МакГарретт окинул его оценивающим немигающим взглядом.

- Стив?

- Почему ты только сейчас решил задать этот вопрос?

Денни неловко поерзал на стуле. Признаваться в том, что он только сейчас набрался храбрости спросить, характеризовало его не с самой лучшей стороны, но он только недавно научился справляться с собственной реакцией на чужое присутствие. Было ли причиной их более тесное общение, или переезд в дом с собственным святилищем, Денни мог только гадать. Но ему действительно стало легче справляться с желанием каждый раз упасть на колени перед этим человеком, стоило тому хоть немного показать себя другого.

Возможно, причиной было и то, что он только недавно научился справляться с тем потоком сумбурных образов и ощущений, что у него возникали каждый раз, когда он сталкивался с «той» стороной. А возможно, все дело было во вчерашней странной ночи и чужом признании. На Денни словно озарение снизошло, потому что Стив не просто поделился чем-то очень личным, но словно озвучил его собственные мысли.

- Наверное, я просто боялся… Я и сейчас боюсь услышать твой ответ, - Денни неуверенно пожевал нижнюю губу, - но тянуть дальше не имеет смысла, тебе не кажется?

Ощущать на себе этот тяжелый взгляд было сравнимо с прикосновением раскаленного металла к коже – так же пугающе и больно.

- Подойди.

Он отложил вилку, встал и обошел стол, чтобы встать перед застывшим словно изваяние МакГарреттом.

- Я не хочу торопиться, время и так слишком быстро бежит, - Стив неспешно протянул к нему руку и коснулся кончиками пальцев его нижней губы, мягко сминая. И Денни точно знал, что сейчас МакГарретт имел в виду не их отношения.

Денни нервно сглотнул, его затопили томление и неясное чувство нереальности происходящего. Они так спокойно и буднично обсуждали то, что с ними происходило, что невольно начинало казаться, что ничего особенного действительно не происходило. Подумаешь Боги, подумаешь способность преодолевать расстояния, используя тени, подумаешь, сущности и все неведомое, о чем Денни столько еще предстояло узнать. Впрочем, для Стива МакГарретта, как выяснилось, все это на самом деле было знакомым.

- Мне Коно немного рассказала про… твою семью, - он старался, чтобы в его голосе было как можно меньше укора, хотя кого он пытался обмануть, недовольство так и сквозило в каждом произнесенном слове.

- Ах. Об этом. Я ничего не скрываю от тебя, но добавить к тому, что ты уж знаешь, мне нечего. Потому что это все уже не имеет никакого значения.

Денни с усилием удержался в себе поток слов, выразив недоумение лишь вопросительно вскинутыми бровями.

- Прошлое осталось в прошлом, его все равно не изменить, так какой смысл сожалеть.

Поцелуй вышел мягким и тягучим, совсем как это утро, неожиданно разделенное на двоих. Денни позволил себе насладиться чужими уверенными прикосновениями еще немного, пока решительно не отстранился, чтобы приложить широкую горячую ладонь Стива к своей груди, там, где часто-часто билось растревоженное сердце.

- Это настоящее, – зачем-то уточнил он. Ему показалось важным сделать именно так и сказать именно эти слова. – Я хочу, чтобы ты знал, что чтобы ни происходило, я буду рядом. Считай это судьбой.

- Да, и от своей судьбы не убежать, - серьезно согласился МакГарретт. – Я вот не смог, как ни старался. Жаль, что я не повстречал тебя раньше.

Денни отвел взгляд, догадываясь, о чем могла идти речь.

- Думаешь?

- Уверен. Подбрось меня до дома, - мягко попросил Стив, бережно прижимая его к себе, словно боялся сломать. – Надо в офисе появиться ради разнообразия.

- Без проблем, здоровяк. Так и быть, даже шлепки тебе одолжу. Цени, какой я великодушный.

- Мой благодетель, - шутливо согласились с ним.

Объятие все длилось и длилось, пока за окном медленно набирал обороты солнечный день, и рано или поздно оно должно было прекратиться. Совсем как эти отношения, потому что ему просто не могло настолько повезти, чтобы встретить этого человека и надолго задержать его в своей жизни. Похожие мысли и чувства его в свое время одолевали перед алтарем, когда навстречу ему вели его будущую жену и мать его ребенка. Тогда он тоже уже знал, что он не сможет сохранить, уберечь ни ее, ни их семью.

Chapter Text

Вид конкретно этих автоматически открываемых ворот бесил его просто невообразимо. И он редко проезжал за них, предпочитая высаживать Грейс у дороги и просто наблюдать, как его малышка бежит к двери и счастливо машет ему оттуда. И эти ворота, и ухоженные газоны и клумбы, и роскошный особняк вызывали в нем лишь глухое раздражение, смешанное с легким стыдом и бессилием. И в этом клубке чувств было намешано много чего еще, что бы он предпочел сейчас не трогать, а в идеале, вообще никогда и ни с кем не обсуждать.

В этот раз своеобразный ритуал пришлось нарушить. Он мигнул фарами и подождал, когда ему откроют, чтобы медленно, словно нехотя, проехать прямо до ступенек, ведущих к входной двери. Денни повернулся к МакГарретту всем корпусом в молчаливом призыве держать себя в руках. Они все обсудили еще до того, как забрать Грейс из секции по теннису, но зная Стива, лучше было перестраховаться. Хотя кому это когда помогало?

Заочно и МакГарретт, и Грейс уже были знакомы. Это было неизбежным при сложившихся обстоятельствах. Более того, и Рейчел знала про Стива, но это не означало, что Денни не волновался. Конечно, он переживал. И нервничал, и паниковал. Это было в разы хуже знакомства с родителями. Денни передернул плечами и повернулся к дочери, в нетерпении уже подпрыгивающей на заднем сидении.

- Сейчас мы пойдем к маме и поговорим о ночевке, как и договаривались.

- Да, Данно. Не переживай, - очень рассудительно успокоила его дочь и хитро переглянулась со Стивом. Конечно, эти двое уже успели спеться, кто бы сомневался. Стоило им оказаться в одной машине, как тут же начался обмен информацией. Очень важной и секретной информацией о нем, на что Денни только молча скрипел зубами и дальновидно не вмешивался.

Стоило им выбраться из салона Камаро, как дверь распахнулась и навстречу им вышла Рейчел. Выглядела она как всегда превосходно – ухожено и элегантно. Сердце по старой памяти слабо сжалось в груди, но его тут же и отпустило.

- Здравствуй, Денни.

- Привет, - Денни замер на последней ступеньке, не имея никакого желания проходить дальше, тем более, внутрь. За плечом остановился МакГарретт и, не скрываясь, положил свою огромную лапу ему на поясницу. – Мы на минутку.

- И это?..

Социальных расшаркиваний было никак не избежать. Поэтому он решил побыстрее с этим покончить и перейти уже к основной цели их появления на пороге этого дома.

- Мой партнер, Стивен МакГарретт. Стив, моя бывшая супруга, Рейчел.

Оба обменялись натянутыми любезностями, после чего началось.

- Партнер? – Рейчел удивленно приподняла аккуратные брови, и Денни даже не поленился повторить про себя произнесенные слова. Знакомство бывшей жены и нынешнего… Парня, любовника, партнера – резко стало понятным, чему так удивилась Рейчел, хотя он действительно совсем не этот смысл вкладывал в свои слова, представляя МакГарретта. Но в целом, он недалеко ушел от действительности, учитывая все еще по-хозяйски положенную на него руку.

Это знакомство даже не было запланированным, но он не удивился, если бы Стив специально подгадал оказаться в его машине, когда ему позвонила Грейс. Пока они могли видеться только так – урывками между ее учебой и секциями и его бесконечной работой. И он до сих пор не был уверен, что поступал правильно, решив все же взять его малышку к себе на эти выходные.

- Партнер, - весомо подтвердил Денни и поджал губы, ожидая потока сдерживаемого воспитанием негодования, но вместо этого с удивлением отметил вдруг побледневшее лицо и забегавший взгляд.

Он с опаской проверил искаженную ступенями тень под ногами, но та все еще оставалась просто его тенью, и он не приметил никаких изменений, что с недавних пор стал постоянно отмечать. Словно безжалостное солнце и присутствие МакГарретта за спиной присмирило силуэт, успевший за последнюю неделю раздуться до размеров, начавших уже привлекать внимание прохожих. И чтобы сейчас не видела за его спиной его бывшая, это ее напугало, и у Денни не было никакого желания и самому оборачиваться. И пугаться. Он заторопился произнести заготовленную заранее речь и даже сперва опешил от поспешно данного согласия.

- Я знаю, что последние недели сбили весь график, надеюсь, что скоро все наладится, - немного неловко закончил он и решил попрощаться. Как бы то ни было, Рейчел прекрасно знала, что у него была за работа, и как та могла рушить какие бы то ни было планы.

Не выдержав, он все же оглянулся. МакГарретт стоял чуть ниже, поэтому их лица оказались практически на одном уровне, глаза в глаза.

- Собственник, - без обвинений одними губами произнес Денни.

- Собственник, - так же одними губами согласился Стив, и перевел взгляд ему за спину. У него даже лицо неуловимо поменялось, из открытого сделавшись жестким и неумолимым. И это было бы даже мило, если бы Денни так не беспокоился о следующем разе, когда бы надо было снова договариваться с Рейчел. Чужая ревность и желание продемонстрировать, кому он теперь принадлежал, заставляло грудь затапливаться незнакомым жаром и немного смущением. Так что на какое-то мгновение он даже забыл, что именно их изначально связало друг с другом.

Пообнимавшись на прощание с Грейс, даже Стиву перепало объятие, Денни, почти успокоенный удачно прошедшим разговором с Рейчел, медленно выехал за ворота. То и дело, посматривая в зеркало заднего вида, он никак не мог до конца поверить, насколько гладко все прошло. Теперь можно было и новоселье планировать, и знакомить дочь с остальной командой.

- Тормозни здесь, - просьба прилетела неожиданно, они как раз должны были скоро выехать из этого благополучного тихого района, чтобы влиться в оживленный поток машин.

Денни проверил, нет ли запрещающих знаков, с МакГарретта сталось бы попросить остановиться там, где ему захотелось, а не там, где это было положено делать. Убедившись, что ничего они не нарушат, он плавно затормозил и огляделся по сторонам. Вокруг не было ничего примечательного или необычного. Или подозрительного, только зелень, дорога, тротуар и навороченный пикап, припаркованный впереди.

Он вопросительно глянул в сторону МакГарретта и тут же был пойман. Широкие ладони обхватили его лицо, но поцелуя не последовало.

- Стив?

- Тшшшш, я просто хочу смотреть на тебя. Дай мне.

Остальные слова так и застряли у него в горле. Не было смысла что-либо спрашивать, он и так читал ответ в синих потемневших глазах. Денни не сделал ничего особенного, но, по-видимому, МакГарретт так не считал, и это было неожиданно и приятно. Впуская этого человека в свою жизнь. Денни в полной мере осознавал, на какой серьезный шаг решался. Он никогда до этого не был с мужчиной, и это еще при том, что он в принципе не знал, чем могли закончиться эти отношения, и что их ждало.

Чтобы скрыть смущение, Денни первым прервал этот невыносимо долгий зрительный контакт и потянулся за поцелуем. Перевести все в плоскость понятных физиологических реакций и действий было проще, чем и дальше ступать по этой небезопасной территории чувств и эмоций.

Поцелуй вышел легким, почти невесомым, просто прикосновение губами. Он бы не хотел, чтобы тот перерос во что-то жаркое и нетерпеливое, только не на трассе, где их могли увидеть другие водители или засечь патруль, не то, чтобы его волновало чужое мнение, но это было слишком личным и новым, чтобы демонстрировать другим. Поэтому на первое же настойчивое прикосновение языка к нижней губе, он поспешно отстранился и схватился за руль, чтобы чем-то занять руки.

- В офис?

- Нет. Хочу, чтобы ты съездил со мной в одно место.

Денни нервно сглотнул. Каждый раз, когда Стив так говорил, они оказывались в неожиданных или очень странных местах. И, кажется, этот раз не должен был стать исключением, судя по чужой знающей ухмылке. Он с раздражением сдержался и не стал задавать вопросов, так или иначе, вскоре он и так все узнает.

Chapter Text

о, что они проехали на территорию святилища, Денни понял только когда вышел из машины. Разом хлынуло ощущение отрешенности и холодной безучастности. По ногам еще не веяло могильным холодом, но он уже предчувствовал, что стоит зайти дальше, и станет намного прохладнее.

Диковинная роща, сложенная из причудливо переплетенных веток, практически без зелени, напоминала призывно раскрытую пасть неведомого чудища. Каменное строение, спрятанное в деревьях, дышало спокойствием и тьмой и даже яркий солнечный день не разрушал иллюзии, словно накинутого поверх темного покрывала. Вокруг не было ни черепов, ни скелетов, столь привычных атрибутов смерти в западной и других культурах – только замысловатая резьба по камню и дереву. Денни не сказал бы, что место было заброшенным, скорее пустынным, словно к их приходу его специально освободили, и он бы даже не удивился, если так и было.

В темных коридорах и помещениях, в которые он из любопытства заглядывал мельком, горели свечи, пока по полу стелился густой дым благовоний, через который они проходили как через завесу, разгоняя его ногами. Эффект был впечатляющим, и он все никак не мог отделаться от чувства, что попал на съемки какого-то фантастического ужастика, только без заунывных звуковых эффектов. Да и не в подходящее время, когда вся съемочная команда вдруг разом куда-то ушла.

С каждым шагом вглубь ему становилось все тяжелее и тяжелее идти, словно ему на ноги пудовые гири прицепили и заставляли шагать к неведомой цели. Он даже не стал сопротивляться, когда его мягко и настойчиво подхватили под локоть. Со Стива вполне сталось бы подхватить его на руки без шанса на сопротивление, поэтому он был крайне благодарен за подобный такт с его стороны, даже если сейчас никто бы не увидел его в таком положении.

Не то, чтобы происходящее не казалось ему очень странным, но пока рядом был МакГарретт, Денни был как никогда спокоен. Он был точно уверен, что с ним ничего плохого не случится. Раз они сюда приехали, значит, так было нужно.

Браслет на руке раскалился и неприятно обжигал кожу, то и дело, посылая болезненную пульсацию от каждого его неловкого взмаха рукой или случайного соприкосновения с тканью брюк. Ему было одновременно и жарко, и холодно – мягкое тепло, вместо привычного жара, идущее из-под сердца, согревало, а царящая вокруг прохлада, остужала разгоряченную кожу. Подобный контраст приносил странное, немного возбуждающее ощущение, а прижимающий его к себе МакГарретт только добавлял томности к происходящему.

Под конец Стив его тащил практически уже на себе, но ни один из них так и не проронил ни слова, даже когда они попали в просторную залу, полностью тонущую в клубящейся тьме, чему редкие горящие огоньки свечей только еще больше способствовали.

Алтарь, чей силуэт угадывался, несмотря на скудное освещение, поражал своими размерами и сложным узором. Чего-то подобного Денни и ожидал с самого начала. Ни один уважающий себя храм, как и ни одно святилище не обходилось без алтаря, и тут не хватало только того самого Священного огня, о котором он только слышал, но еще ни разу не имел возможности лицезреть воочию. Денни с любопытством огляделся, когда они остановились, чтобы он мог немного перевести дыхание. Но он все так же мог видеть только смутные очертания, ему даже приблизительные пропорции помещения, в котором они оказались, было сложно прикинуть.

Было слышно лишь их дыхание – тяжелое самого Денни, и едва слышимое - Стива. Ни один из них так и не заговорил, Денни не решился, не зная всех правил поведения в подобных местах, а МакГарретт, наверное, не считал необходимым.

- Ах! – Денни не удержался и невольно вскрикнул, когда его неожиданно подсадили на холодный камень.

Стив уверенно встал между его разведенных ног, положив прохладные ладони ему на бедра. Если это и был какой-то ритуал, то какой-то странный. И с явным сексуальным подтекстом, Денни весь разом вспыхнул, стоило ему подумать о том, чем они могли бы заняться на этом самом алтаре, и тут же ужаснулся собственным крамольным мыслям.

Наконец, повеяло тем самым могильным холодом, который ему уже был прекрасно знаком. Денни поежился от этого неприятного чувства, и невольно прижался ближе к горячему телу перед собой, вдыхая знакомый запах нагретой на солнце кожи и его собственного геля для душа, которым Стив, конечно же, беззастенчиво воспользовался в душе. Вот уже несколько дней подряд тот оставался ночевать у него, что выходило как-то само собой и столь естественно. Будто они уже давно жили вместе.

Жадные губы стали для него неожиданным откровением. Вместе с поцелуем на него рухнуло чувство освобождения и необычайной легкости. Он и не замечал, насколько тяжело ему, оказывается, было. Тело сделалось удивительно невесомым и пустым, Денни даже застонал в чужие губы от чувства облегчения и головокружительного желания быть вновь наполненным.

Его резко сдернули с холодного камня, развернув и прижав спиной к широкой груди.

- Что? Ах!

Денни мог лишь беспомощно позволять вертеть им как безвольной куклой, у него даже мысли не возникло возмутиться или воспротивиться. Только не тогда, когда восхитительно ловкие пальцы уже расстегнули ремень и приспустили с него брюки вместе с нижним бельем.

- Нгххх…

Денни плавился и задыхался, выгибался и дрожал, не в силах терпеть эту уверенную ласку. Ему впервые дрочил другой мужчина, и это было изумительно. Ни одна женщина, будь она сколь угодно опытной, все равно не смогла повторить все то, что сейчас с ним вытворял Стив, раз за разом, заставляя приближаться к грани и откатывая его назад всего парой умелых движений.

Кончить прямо на жертвенный алтарь казалось ему ужасно смущающим и граничащим со святотатством, но остановиться он не смог бы даже при всей своей силе воли. Стоило Стиву прижаться невозможно ближе и болезненно прикусить чувствительную мочку уха, как Денни затрясло в оргазме, выматывающем и очищающем.

Легкие поцелуи в шею и куда-то в волосы успокаивали и утешали, давая немного прийти в себя. Денни несколько раз шумно перевел дыхание, не сопротивляясь, когда ему деликатно помогли заправиться и застегнуться обратно. Игнорировать чужую внушительную выпуклость, прижимающуюся к нему сзади и дальше, он не мог, да и не хотел, поэтому, наконец, выпрямился, отрывая ладони от нагревшегося под ними камня, и развернулся.

В скудном свете чужие глаза знакомо мерцали красным, словно отражая невидимые кострища. И хотя ему было непривычно и немного неловко из-за собственной неопытности, Денни все равно решительно потянулся к натянутой в паху ширинке.

- Позволишь мне? – шепот вышел еле слышным, Денни не хотелось нарушать повисшую вокруг них тишину, но и не спросить он не мог.

- Все, что угодно.

Это было только их, и ничье больше. Только его, Денни Уилльямса, и Стива МакГарретта – близость, разделенная только на двоих. Без чужого вмешательства и без чужого присутствия. Только его руки на горячей чуть влажной коже, только их смешивающееся прерывистое дыхание, когда он неуклюже и старательно двигал рукой, пытаясь задать нужный ритм и давление.

Легкий смешок тронул его покусанные губы, прежде чем его втянули в очередной отвлекающий поцелуй. МакГарретт сжал его пальцы своими, помогая и направляя. Его хриплое «Черт!» совсем не подготовило Денни к тому, что его внезапно толкнут спиной на каменный алтарь. Треск разрываемой ткани и легкие удары о пол разлетающихся пуговиц были единственным предупреждением, которое он получил, прежде чем над ним нависла темная фигура.

Даже зная, что должно было вот-вот произойти, он все равно оказался не готов к горячим каплям на своих обнаженных груди и животе. Как и оказался не готов к прикосновению влажного языка, слизывающего эти следы с его кожи. Его прошило дрожью удовольствия до кончиков пальцев. Не было ни чувства брезгливости, ни смущения, только удивление и затаенная радость от осознания, что не один он тут терял голову и сходил с ума. Ему даже не было жалко испорченной рубашки. Это того стоило, правда, теперь ему нужно было заехать переодеться к себе. О чем он и сообщил МакГарретту, стоило им только покинуть полутемные своды храма и вновь оказаться в объятиях солнечного гавайского дня.

- Кстати, что это было? – Денни нервно покусал губы, сидя на пассажирском сидении в ожидании, когда они уже наконец тронутся с места. И он не имел в виду то, что случилось между ними. Хотя и это его несколько удивило своей внезапностью. – И, если ты просто скажешь, что так было надо, я тебя ударю.

- Тогда скажу иначе, - Стив протянул к нему широкую ладонь и нежно погладил по щеке. – Согласившись стать Проводником душ в самом первом ритуале, теперь ты будешь постоянно привлекать к себе и собирать потерянные души. И помогать переправлять их на другую сторону.

- И то, как это было сделано… – Денни невольно подтянул края расходящейся рубашки.

- Это был самый быстрый способ, - Стив, не скрываясь, усмехнулся. – И самый приятный, не находишь?

- Поэтому моя тень так изменилась за эти дни? – Денни предпочел проигнорировать последний вопрос. И хотя он почти не чувствовал неловкости, это не означало, что он совсем не смущался.

- Да.

- Почему ты не сказал раньше?

- Не было необходимости, - МакГарретт, как ни в чем не бывало, пожал плечами.

- Что будет, если от душ не избавляться? Что если их накопится критическая масса?

- Я такого никогда не допущу, но в твоем случае, тебе достаточно позвать своих помощников.

- Помощников? – Денни недоуменно переспросил, хотя и расслышал с первого раза.

Они с МакГарреттом уставились друг на друга, осознавая недопонимание. Его внезапно посетила догадка, но он был не до конца уверен в собственной правоте.

- Те вороны разве не твои?

- Нет. Эти птицы сопровождают в основном только тебя.

Chapter Text

Он с опаской ждал, что кто-нибудь спросит про святилище в саду, но то так и не привлекло ничьего внимания, словно его никто и не видел. Гости в основном собрались возле длинного стола с закусками и напитками под навесом, и предварительно каждому он устраивал мини-тур по дому. Конечно же, большую часть атрибутики пришлось спрятать или умело замаскировать, и только маска была отправлена в надежно запираемый сейф, подальше от любопытных глаз или шаловливых рук одной конкретной обезьянки.

Больше всего от происходящего в восторге была его Грейси, которую он, наконец-то, познакомил с остальными. Не считая членов 5-0, на новоселье были приглашены Мека с семьей, Камекона с кузеном и Мина с сестрой. Последняя пришла, но оставаться не стала, как и Мина. Денни даже не ожидал, что та все же согласиться посетить и этот дом, и его, учитывая, что теперь с ним всегда шел «плюс один» в лице МакГарретта. Мина подарила ему искусно сделанного ловца снов и довольно быстро попрощалась, но и этому Денни был рад, догадываясь, чего ей стоило перебороть себя.

Конечно, его обезьянка увидела дом самой первой. Рейчел не стала заходить, только прохладно поздоровалась и поспешила уехать, ссылаясь на срочные дела. Денни многозначительно посмотрел на МакГарретта за своей спиной и, не скрываясь, закатил глаза, что вызвало у Грейс приступ веселья. Схватив Стива за руку, она первым делом потребовала показать ей ее будущую комнату.

Было решено, что пока не будет сделано должного ремонта, и не будет куплена нужная мебель, Грейс будет ночевать в его спальне под его бдительным оком. Не то, чтобы Денни не продолжали мучить сомнения, но МакГарретт с несвойственным ему терпением уверял его, что все будет в порядке. Потому что он для надежности должен был спать в гостевой спальне рядом. Денни ему и в первый раз поверил, но его забавляло как тот раз за разом, для убедительности нависая сверху, убеждал его в полнейшей безопасности дома.

То, что гостей они встречали вдвоем, никого, кажется, даже не удивило, всех больше озадачил выбор их «уютного семейного гнездышка». Денни немного передернуло от подобного выбора слов, и его желание поспорить сдерживало лишь присутствие дочери, которой они решили повременить, что-либо рассказывать. Хотя с учетом какая смышленая она у него была, он был уверен, что та уже обо всем догадалась, но предпочитала играть по предложенным правилам. Внутри от этих мыслей у него каждый раз разливалось горделивое тепло, которому вторила пульсация под сердцем. На удивление, то, что всегда теперь было с ним, регулярно и очень живо реагировало на искренние, чистые эмоции.

МакГарретт оккупировал купленный им же в подарок гриль, и оттуда только указания раздавал, так что Денни оставалось только наблюдать со стороны за чужими уверенными и умелыми движениями. Стив изредка отвлекался только на то, чтобы найти его взглядом среди их тесной компании, будто он, Денни, мог куда-то деться с собственного новоселья.

- Похоже, тебе тут действительно нравится, – Мека чокнулся с ним запотевшей бутылкой пива и красноречиво огляделся. – Да и новый партнер ничего так.

То, как он произнес «партнер» не оставило никаких сомнений, что именно он имел в виду.

- Все так, все так, детка, - Денни не видел смысла отпираться или что-то отрицать.

- Я думал у тебя правило не заводить романов на работе?

- Иногда приходится идти против собственных же правил, - отмахнулся Денни. Если бы не обстоятельства, скорее всего, они со Стивом могли еще долго ходить вокруг да около, не решаясь что-либо предпринять. Он так и видел эту картину – сменяющиеся подружки у обоих и нежелание менять дружбу на что-то большее из боязни потерять эту самую дружбу. – И знаешь, что? Это того стоит.

Денни поймал чужой внимательный взгляд и помахал в ответ полупустой бутылкой. МакГарретт наконец уступил место у гриля Камеконе, а сам, предусмотрительно захватив пива, направился к ним.

- Он же не будет ревновать ко мне? – немного взволновано уточнил Мека. – Все, с этого момента заканчивай называть меня деткой и малышом!

- Но, милый, нас связывает такая тесная дружба, - улыбаясь, пожал плечами Денни. Ему вот тоже было интересно, что думал об их с Мекой отношениях МакГарретт, и какими он видел их со стороны.

- Заканчивай, Уилльямс, - прошипел его бывший напарник. – Он же нас не услышал? Не услышал же?

- Еще по пиву? – МакГарретт довольно плавно вклинился в их разговор, хотя Денни и не сомневался в наличии у него развитых социальных навыков. Нет, порой, его терзали сомнения, но в основном только, когда речь заходила о допросе подозреваемых, а иногда даже свидетелей.

- Что, здоровяк, решил дать и другим проявить себя у гриля? – Денни забрал протянутую ему новую бутылку и с любопытством уставился на надувшегося МакГарретта.

В ответ тот только что-то пробурчал себе под нос.

- Прекрати, ты же не маленький.

- Но меня ты деткой или малышом практически никогда не зовешь, - Стив демонстративно придвинулся ближе и жарко зашептал ему прямо в ухо.

- Ну, обычно это несколько… неуместно, не находишь, - Денни неуверенно заглянул в чужие синие глаза и тут же расплылся в ухмылке. – Не дуйся, детка.

- И тут я думаю, что должен оставить вас наедине и проверить, чем там теперь можно поживиться, - Мека многозначительно похлопал Денни по плечу и стратегически ретировался. – Я рад за тебя.

- Получил благословение от бывшего напарника? – как бы невзначай обронил Стив и сделал вид, что его больше вид играющих с мыльными пузырями Грейс и Коно интересуют, чем расслабленный от уже выпитого Денни под боком.

- Можно и так сказать. Не думай, что я со всеми знакомлю мою дочь.

- Я оценил, Данно.

- Нет, нет, нет. Даже не думай!

- Что такое, Данно?

- МакГарретт, я тебя предупреждаю, - Денни возмущенно взмахнул руками, забыв, что держал открытое пиво, которое очень даже закономерно пролилось на него, даже Стиву досталось. - Ах. Черт!

- Не ругайся, Данно! И с тебя доллар, - Грейс строго глянула на него из-за Коно и вернулась к прерванной ненадолго мыльной феерии.

- Да, Данно, не ругайся, - поддакнул МакГарретт.

- Не думай, что это сойдет тебе просто так с рук, - Денни потянул за чужую темную майку в сторону двери. Им действительно следовало переодеться, чтобы весь оставшийся вечер не распространять вокруг себя запах хмеля и солода.

В прохладе спальни он замер у открытого шкафа, выбирая между майкой и рубашкой, пока его не отвлекли внезапно обнявшие крепкие руки. МакГарретт скинул рубашку, оставшись в одной майке, и теперь ничего не скрывало того факта, что сложный узор татуировки теперь опустился практически до запястий.

Денни задумчиво погладил расползшиеся под кожей чернила, прижимаясь плотнее к чужой крепкой груди.

- Она так быстро распространяется. Это нормально?

- Вполне. Тебе не нравится?

- Немного непривычно, - честно признался он. Его в основном смущала не сама татуировка, а что могло стоять за ней.

- Открыть тебе секрет?

- Хм, - чужой интимный шепот отвлекал. – Что за секрет?

- Ее могут видеть только те, кто помечен смертью.

Chapter Text

Наблюдать за МакГарреттом через стеклянную перегородку было не так интересно, как находится в непосредственной близости. Но тот, наконец, появился на законном рабочем месте, и Денни не собирался отпускать его за пределы офиса ни под каким предолгом, пока тот не подпишет все необходимые бумаги. А чтобы у того не было возможности жаловаться и строить щенячьи глазки, пытаясь спихнуть эту работу на кого-то другого, он запретил и Чин Хо, и Коно даже близко приближаться к двери начальства. Самому себе запрещать пришлось тоже, но зато он мог смотреть сколько угодно. Поэтому то и дело ловил на себе обжигающий взгляд, не сулящий ничего хорошего, но все равно стойко терпел.

Денни небрежно схватил телефон со стола и набил короткий текст, потом передумал и отложил мобильный в сторону. Не стоило давать Стиву даже такого повода отвлечься. Особенно когда их в любой момент могли вызвать на новое дело. Он обеспокоенно поерзал в кресле и бросил быстрый взгляд в сторону Стива. Тот вроде снова вернулся к заполнению бумаг и вид имел при этом весьма сосредоточенный и серьезный, так что он даже позволил себе вернуться к собственным незаполненным документам.

Стук в стеклянную перегородку отвлек его от заполнения очередной формы.

- Я закончил, - МакГарретт уверенно вошел и замер у стола, жадно разглядывая его с высоты своего роста.

- Правда? – с сомнением протянул Денни и посмотрел на часы. В целом нескольких часов действительно должно было хватить на накопившуюся рутину, поэтому он решил, что они были взрослыми людьми, и каким бы безответственным иногда ни казался МакГарретт, работу свою он знал, любил и делать умел. Даже бумажную. Вопрос обычно стоял в мотивации.

- Что у нас на сегодня?

- Нам нужно кое-куда съездить.

После этих слов Денни невольно прищурился и с подозрением уставился на своего напарника, вид имеющего самый что ни на есть невинный. Каждый раз, когда они куда-то с МакГарреттом ехали, для него это заканчивалось весьма неожиданным образом. Вот и сейчас он заранее начал волноваться. Не сказать, что неожиданности были совсем уж неприятного характера. В большинстве случаев, как раз наоборот, но он все равно предпочел бы заранее быть морально готовым к тому, что увидит или к тому, что с ним произойдет.

- Куда мы поедем?

- В одно место.

- Стивен.

- Да, Дениэль?

- Вы опять ругаетесь? – заглянувшая к нему Коно бесцеремонно прервала их разговор. – Босс, мне нужно на Вайкики.

- Что там?

- Несколько потенциальных ниточек по делу Серферов. Хочу кое-что проверить на месте.

- Хорошо. Скоординируй свои действия с Чин Хо, мы с Денни будем отсутствовать весь оставшийся день.

- Хорошо, босс. Желаю удачного свидания со вторым боссом.

- Коно! – Денни показалось, что румянцем у него покрылась даже грудь под белоснежной рубашкой. И, кажется, эта предательская краснота не собиралась исчезать в обозримом будущем, сколько бы он ни разглядывал себя в откидном зеркальце, когда они уже сидели в его Камаро. Ему нечего было стыдиться или стесняться, они со Стивом даже не на свидание ехали, но он все равно чувствовал, будто его поймали с поличным за чем-то неприличным.

- Тебя это смущает?

- Да, Стив, меня это немного смущает, - он был мужчиной и мог признать свои слабости. – И нет, я не стесняюсь тебя или этих отношений…

- Отношений?

Денни резко замолчал и повернулся всем корпусом к МакГарретту, сердце как-то нехорошо несколько раз дернулось в груди.

- Да, отношений. Или ты считаешь то, что между нами происходит чем-то другим? – он не думал, что этот разговор произойдет у них столь внезапно или при подобных обстоятельствах, но ему не стоило даже удивляться. Все что касалось МакГарретта, обычно имело свойство преподносить ему как раз вот такие вот сюрпризы.

Стив резко выкрутил руль в сторону и затормозил у обочины. Денни думал, что в тот раз после знакомства с Рейчел, когда они почти так же сидели в его машине, все и так стало ясным между ними. Он ожидал, что сейчас-то они точно поговорят, но не того, что его втянут в грубый, собственнический поцелуй без возможности увернуться или избежать настойчивых укусов, пока Стив требовал сдаться ему на милость. Что Денни и сделал, не желая сопротивляться. После того, как схлынуло первое удивление, он послушно открылся, позволяя вжать себя в сидение и окончательно завладеть своим ртом.

- Мы это никогда не обсуждали, но да, мы в отношениях, Денни.

Его напоследок еще несколько раз укусили, прежде чем МакГарретт все же соизволил отодвинуться и, несколько раз шумно выдохнув, все же включить поворотник и съехать с обочины. Денни смотрел в окно на мелькающие мимо дома, прохожих, другие машины, какую-то зелень и думал, что поцелуй в некоторых случаях был все же лучше любых слов. И как бы то ни было, у них был все еще рабочий день, а вовсе не свидание как уверенно заявила Коно.

Остановились они в самом обычном районе со стандартными многоэтажными новостройками. Припарковавшись на стоянке у круглосуточного магазина, выходить пришлось в полуденный зной, и Денни уже прикидывал, можно ли было хотя бы ненадолго спастись в тени ближайшего навеса, или им все же предстояло ходить по загадочному делу МакГарретта по этой невыносимой жаре.

- Ты что-нибудь видишь? – Стив кивнул ему в сторону многоэтажек.

Денни видел самую обычную жизнь. Машины, людей, безоблачное голубое небо, пыльную обочину – ничего, что как-то касалось другой стороны, потому что же, конечно, Стив имел в виду именно что-то необычное или странное. Если тут что-то и было когда-то, то не осталось даже следов. Он устало потер глаза, несколько раз с силой надавив на веки. То, что он ничего не видел, еще не означало, что он ничего не чувствовал, потому что кожу под браслетом на руке пекло огнем, так словно он уже стоял в зоне перехода.

- Ничего такого, но место какое-то странное, - он поднес руку с браслетом к лицу, так чтобы две самые большие бусины оказались прямо напротив глаз, ловя солнечные блики. Те по-прежнему молчали, только делились своим жаром, и он не знал, что бы это могло значить. – Словно когда-то здесь что-то было, но теперь этого уже давно нет.

Денни озвучил свою все еще смутную догадку. Без конкретных данных или улик он мог лишь строить предположения, и сейчас в присутствии Стива никто не мешал ему немного порассуждать.

- Уверен, ты бы не привез меня сюда просто так. Что здесь когда-то было? Это поможет в деле с поджогами?

- Дай мне свою руку.

Денни покосился на протянутую ему ладонь, словно МакГарретт просто решил подержаться с ним за руки.

- Ладно, здоровяк.

От их прикосновения стало резко прохладнее, словно над ним холодная толща воды сомкнулась. Чувство было довольно приятным, особенно когда больше не нужно было обливаться потом и умирать от жары. Денни с недовольством подумал, что тот мог бы предложить ему пораньше облегчить его страдания.

- Не отвлекайся, смотри, - чужой немного глухой голос переключил его внимание, заставляя вернуться в реальность.

Если тут когда-то и было священное место, то сейчас уже ничего не осталось, только слабое, еле уловимое напоминание былого. И Денни об этом больше догадывался, чем видел реальное подтверждение.

- Это то, что я думаю?

- Если ты думаешь, что на этом месте когда-то очень давно было святилище, то да. В этом случае ты прав.

Ему было интересно, видит ли теперь Стив окружающий мир всегда именно таким – выцветшим и словно припорошенным пеплом, с темными провалами там, где соприкасались два мир – мир живых и мир мертвых. Когда-то на месте нынешних коробок из бетона, кирпича, металла и пластика располагалось святилище. Из памяти людей навсегда стерлись воспоминания не только о некогда священном месте, но и о Боге, которому оно принадлежало. Осталось лишь слабое напоминание в виде мутной дымки для тех, кто знал, на что смотреть.

- Что происходит с Богами, когда о них окончательно забывают?

- Они умирают. Когда в сердцах людей о них не остается никакой памяти, и когда окончательно стираются следы их присутствия, они должны уходить в мир мертвых.

Денни невольно вздрогнул и крепче сжал чужую широкую ладонь. Смерть Бога не могла быть чем-то простым или обыденным. Он встал прямо перед Стивом и, запрокинув голову, заглянул в эти невозможные синие с редкими красными всполохами от невидимых костров глаза, пытаясь найти подтверждение догадке, которую он вынашивал уже какое-то время.

Chapter Text

- Ничего не хочешь мне рассказать?

- Ты и сам уже обо всем догадался, - МакГарретт немного рассеяно огляделся в поисках салфеток, пока не решил ограбить соседний столик.

Денни недовольно фыркнул и вернулся к своему кофе со льдом. Они решили перекусить, и нет, это даже отдаленно не напоминало свидание, потому что для своего первого официального свидания с МакГарреттом Денни предпочел бы заведение куда как уютнее, дороже и комфортнее.

- Детка, мне было бы спокойнее, если бы ты мне все подробно рассказал. Мы же не хотим недопонимания? И что там по Священному огню? Выкладывай уже все, что знаешь.

- Как раз след со Священным огнем вывел меня на то место, где мы только что были. Но ты и сам видел, что там уже давно нет ни храма, ни святилищ, даже земля потеряла всю накопленную духовную силу.

- Тогда то, что мы… ты мне показал, можешь видеть только ты? – Денни не мог говорить за Стива, только за себя – без его помощи он точно не заметил бы ничего странного или необычного.

- Ничто не проходит бесследно, вот это ты и увидел. И смог ощутить через меня.

- Ладно. Хорошо. Если был храм, ну или святилище, что-то, то был и Бог. Или некое божество, сейчас думаю, уже не суть важно или поправь меня, если я не прав. Что с ним стало?

- Назовем это божественной сущностью, про которую забыли не только люди, даже другие Боги. И ей пришло время уйти в другой мир.

- Думаешь, наш поджигатель и есть эта сущность?

- С вероятность почти в 99% - да. Он знает, что настало его время, и пытается сбежать.

- Логично. Но разве использование Священного огня не требует жрецов, последователей и прочего?

- Не совсем. Тот, кому он изначально принадлежал, может его использовать, как и когда угодно. Достаточно иметь сильный артефакт, который будет скрывать и огонь, и присутствие божественной сущности. Правда, довольно скоро без подпитки извне сила огня иссякнет

- То есть ты хочешь сказать, что это нечто спокойно себе прячется от нас среди людей и попутно заметает свои следы с помощью Священного огня?

- Если вкратце, то да.

- Просто супер, - Денни помассировал виски, собирая мысли в стройный ряд. - Так… И твоя миссия состоит в том, чтобы найти эту божественную сущность и проводить на другую сторону? А я тебе в этом должен помочь?

- Все верно, - Стив согласно покивал головой и расслабленно откинулся на спинку занимаемого стула.

- Как-то ты слишком спокоен, - Денни и не думал, что одна из его догадок, к которой лично он больше всего склонялся, окажется действительно верной.

- У меня нет повода для беспокойства.

- А что будет, когда ты выполнишь свою миссию? – этот вопрос был, наверное, самым важным из всего, что Денни на самом деле хотел узнать. Потому что, если быть до конца откровенным, ни поимка поджигателя, ни выяснение его личности и обстоятельств не волновали его в той же степени, как дальнейшая судьба одного конкретного аватара Бога Смерти.

- А ты как думаешь?

Денни беспокойно сглотнул несколько раз, аккуратно подбирая слова. Как бы ни хотелось ему верить в лучшее, что-то он сильно сомневался, что все сможет закончиться без каких-либо серьезных последствий. И для него в том числе. Точнее для него в первую очередь. Вообще-то, Денни уже мысленно распланировал их дальнейшую совместную жизнь с МакГарреттом, и как-то не рассчитывал, что эти только успевшие начаться отношения, новые для них обоих во всех смыслах, вдруг закончатся.

- Думаю, что и тебе придется тогда уйти, - и нет, он был совсем с этим не согласен. Потому что в ином случае не стоило ничего и начинать.

МакГарретт уставился на него нечитаемым взглядом, от которого хотелось сбежать.

- Что с тобой будет потом? - так и не сказанное «Что будет с нами?» повисло напряжением между ними. Он не хотел устраивать разборки или тем более скандал, но и оставить все как есть, тоже не мог. Он даже дочь уже познакомил со Стивом!

- Я не умею заглядывать в будущее.

- …

- …

- Ты издеваешься?! – Денни в бешенстве встал из-за стола. Его стул с громких лязгом отъехал в сторону, привлекая к ним внимание рабочего персонала и редких посетителей. Ему даже было абсолютно все равно, что окружающие могли принять его поведение за ссору влюбленных, больше всего ему хотелось чем-нибудь кинуть в МакГарретта. И желательно чем-то тяжелым, так чтобы тот сразу же пришел в себя.

- Нет, конечно, нет, Денни.

- Ты ничего мне не говоришь, а о тебе мне приходится узнавать от других. И что я должен думать, а, детка?

- Я уже сказал все самое важное, остальное лишь пустые слова.

Не собираясь и дальше лицезреть чужое застывшее, словно маска лицо, он поспешно вышел на улицу и часто-часто задышал, вдыхая раскаленный воздух в надежде, что это хоть как-то поможет ему успокоиться. Полетевшее ему в след взволнованное «Денни!», Денни решил проигнорировать. Вместо того чтобы наговорить то, о чем он мог бы в дальнейшем сильно пожалеть, лучше было просто уйти. Сбежать, скрыться. Хотя в свое время с Рейчел это в итоге так и не сработало.

Ключи от Камаро остались у Стива, но при нем все еще был бумажник и телефон, и он не сомневался, что если бы Стив сильно захотел, то нашел бы его где и когда угодно. Поэтому Денни просто пошел, куда его звало бешено стучащее сердце. Его гнало прочь не только раздражение, но и чувство вины. В том, что с ними происходило, в том, что их будущее было туманным и неясным, его вины было, наверное, больше всего. Признавать это было не просто, но чужое спокойствие вместо того, чтобы вселять уверенность, почему-то неимоверно бесило и озадачивало. Потому что он просто чувствовал, что впереди их ждала только тьма.

Куда бы Стив ни хотел его отвезти еще, это могло подождать, ему нужно было время, еще раз все обдумать, и решить уже окончательно для себя, согласен он был жить в недомолвках и состоянии полуправды, только бы облегчить для себя груз ответственности за происходящее. Будто он не понимал, что именно делал МакГарретт, не договаривая и скрытничая.

Он не узнавал улицы, по которым уверенно куда-то шагал, его просто вели интуиция и видения. Сократить дорогу можно было только через переход, и теперь он точно знал, куда хотел попасть. Не в офис, и не в дом с маской и колохе, даже не в ближайшее святилище или храм, а к каменной арке, за которой в зелени прятался одноэтажный дом с пустыми коридорами и садом во внутреннем дворе.

Желание вернуться в тот дом возникло у него внезапно, как это часто и бывает, когда на решение возникшей проблемы напряженная работа ума подкидывала неожиданный ответ. И теперь это решение все больше казалось ему единственно верным и правильным.

Денни ненадолго притормозил на перекрестке, оглядываясь по сторонам. Его тень на раскаленном асфальте снова немного увеличилась, практически незаметно для непосвященного взгляда, но теперь ему была ясно видна разница, а значит, за прошедшие дни он, сам того не зная, где-то собрал несколько потерянных душ. Проходящие мимо люди скользили по нему взглядами и спешили отойти, инстинктивно чувствуя, что с ним было что-то не так. Пока он прислушивался к себе, решая, в какую сторону ему следовало двигаться дальше, зеленый свет успел загореться повторно, но он все еще стоял и не двигался, только его тень слабо дрожала, пытаясь подражать знойному колебанию воздуха и жару, что поднимался от асфальта.

Окончательно определившись с направлением, он стал спускаться по улице к блестящей кромке океана, что мелькала среди зданий и зелени. Еще немного попетляв, Денни наконец вышел к тенистому переулку, из которого знакомо тянуло прохладой и тухлятиной – он набрел на нейтральную территорию, только те источали этот непередаваемый запах зловония и благовоний. Это было не совсем то, что ему было нужно, но даже через такой переход он чувствовал, что мог попасть туда, куда ему было нужно, стоило только пожелать, поэтому Денни не стал сопротивляться и шагнул во влажную тень.

Зной разогнал не только туристов и местных, даже на нейтральной территории почти не было привычных сущностей, кроме что вездесущих и практически безобидных для него менехунов (12), которых он быстро научился различать в тусклой растительности. Те с любопытством разглядывали его черными глазками-бусинами, но озорничать не спешили, лишь жадно приглядывались к свежим душам, спрятавшимся в его тени.

Вышел он там, где и хотел. Под ногами зашуршала опавшая листва и мох, скрывавшие под собой неопрятные ступеньки, и за знакомыми арками все так же стоял нужный ему дом, и пряталась незапертая дверь. Теперь он мог беспрепятственно войти, и никто бы не посмел его остановить. Пустые коридоры вывели его в знакомую просторную комнату с дверями-окнами, выходящими в сад. Те были распахнуты настежь, как и в первое и единственно его тогда посещение этого места, и все так же обзор на сад закрывала пышная цветущая растительность. Ничего не поменялось, словно время было не властно над этим домом.

- Приветствую тебя, Вестник Смерти. Ты все же стал достойным Избранным.

- Приветствую тебя, ке алакаи (13). Или правильнее будет сказать аколо (14).

 

12 Менехуны (ка пое менехуне) - мифические маленькие люди, хитрые и озорные, которые часто упоминаются в легендах, живут глубоко в лесах островов. Говорят, что менехуны населяли острова задолго до прихода полинезийцев, но они продолжали появляться в преданиях более поздних времен;

13 Nā alakaʻi o ke akua – проводник духов или посредник между миром людей и миром духов; дальше я использую более простое слово для восприятия (и перевода, что уж говорить) – ке алакаи (ke alakaʻi) или проводник;

14 ʻākōlō (аколо) – оракул, жрец-прорицатель воли мифического божества, дававший в непререкаемой форме ответы на всякие вопросы.

Chapter Text

Слепой старец, как убедился Денни, весьма ловко управлялся и без помощи своего юного подопечного, которого поблизости в любом случае не наблюдалось. Был ли тот отослан из-за бесполезности или по каким-то иным причинам, Денни мало волновало. Он был свято уверен, что за все должно было воздаваться по заслугам и действиям. И он сам, конечно же, не был исключением.

Теперь пустой, производивший впечатление практически заброшенного дом, таковым ему не казался. Отовсюду на него смотрели амулеты, обереги, умело замаскированные охранные узоры и письмена. То, что раньше было скрыто от его взгляда, теперь он мог видеть так же отчетливо, как если бы кто-то протер грязное стекло, и он наконец смог заглянуть по ту сторону.

Теперь он был допущен до сада, в самом сердце которого стояла широкая жаровня с тлеющими углями. В воздухе висел легкий запах благовоний и ритуальных трав, но в самой жаровне пока еще ничего не тлело. В прошлый раз он ничего из этого и не смог бы понять, даже если каким-то невообразимым образом все же увидел бы. Зато теперь во всем примечал отчетливые следы проводимых ритуалов, назначение которых даже по большей части мог распознать.

У него не было оснований не доверять Стиву, но тот уж слишком предпочитал не договаривать. И Денни просто хотел заглянуть в будущее, и точно знал, что сможет сделать это именно здесь, без проволочек и препятствий. Пожилой гаваец и так знал, зачем он сегодня у него появился, вон даже все уже приготовил, осталось только обсудить детали.

- Какую плату ты хочешь получить?

- Два года жизни, - тот даже секунды не медлил с ответом.

Денни прикрыл глаза; он ничего не ожидал, тем более того, что старик попросит за своего ученика, но отсрочка в два года была слишком высокой ценой за простой ритуал.

- Не больше полугода, - даже этого было слишком много, но Денни решил вложиться в перспективу их будущих отношений. Он выбрал неприметную желтоватую бусину на своем браслете и, аккуратно сняв ее, вложил в подрагивающую раскрытую ладонь. Время в этом саду, казалось, замерло задолго до того, как он пришел, а теперь он добавил еще одну крохотную песчинку в отмеренное этому месту. Даже не человеку, тенью шагающему по этим коридорам, комнатам и саду, а именно месту – на стыке двух миров, словно в полосе отчуждения.

- Я принимаю твою плату, Вестник, - старик растянул узкие обветренные губы в подобие улыбки. Теперь Денни не нужен был переводчик в лице напарника или кого-либо другого, чужой язык он понимал, будто всю жизнь на нем говорил.

В жаровню, наконец, полетели сухие травы, распространяя странный немного сладковатый аромат, заполняющий легкие сизыми клубами и туманящий разум, принося взамен обострённое восприятие другим органам чувств, а когда и те начали постепенно отключаться, его губ коснулась горьковатая влага. В воду для обряда, конечно же, подмешивалась разновидность легкого наркотика, это Денни прекрасно осознавал. Но ему нужна была всего капля, одна единственная капля, как катализатор, готовый запустить цепочку видений.

Он уже мог видеть себя со стороны, как все те, кто смотрели на него и лицезрели то, что ему было не дано. Не было никого второго, как он опасался, и кого он так часто встречал в своих приходящих воспоминаниях - была просто память, щедро переданная прошлыми Вестниками. Словно мантия она укрывала и защищала нового хранителя маски, до тех пор, пока тому не суждено было выполнить свое предназначение. Не у каждого аватара был свой Вестник, только в особенных случаях тот появлялся, как отголосок давно ушедшего.

Теперь Денни отчетливо видел и свое предназначение и что за этим стояло. Время текло мимо и через него, мелькали образы прошлого, настоящего и будущего, пока его неумолимо втягивало в эту круговерть. Он одновременно видел себя маленьким ребенком, сидящем на коленях у матери, и седым стариком в кресле на берегу безмятежного океана, танцующим не в своем теле у кострищ в ритуальной маске и пропадающим в темном нечто. Все перемешивалось, петляло и разветвлялось, показывая ему множество вариантов того, что могло произойти, но так и не произошло или чему еще только суждено было случиться, достаточно было поворота головы или мимоходом брошенного слова.

Видел он и то, чего не было у прошлых Вестников – через его связь со Стивом МакГарреттом на нем черным замысловатым узором стояла метка самого Бога Смерти. Когда тот через Стива обещал положить к его ногам весь мир, говорил тот далеко не с ним. Через него, Дениэля Уилльямса, говорили с той древней сущностью, загадочной и неуловимой, что перешла к нему через маску.

Он стал всем и ничем, удостоившись благословения прикоснуться к вечно меняющемуся будущему. Один выбор вел в никуда, в черную зияющую пропасть, другой – к очередным разветвлениям и вариациям. Неизменным оставалось только высшее предназначение, цель, ради которой из глубины веков и прошлого вновь явился его давно забытый осколок – деревянная маска с полустертым рисунком.

Возвращение в собственное тело далось ему с усилием, но браслет на руке жег кожу так, что даже через все ментальные преграды, образы и видения Денни не мог больше его игнорировать. И будь он чуть менее подготовленным или чуть более беспечным, то вполне мог и не вернуться, что можно было считать еще одним испытанием для него на пути Избранного, каковым окрестил его слепой старец, неподвижно сидящий напротив.

Ему казалось, что прошло не больше пары минут, и кто бы мог подумать, что он выпал из реальности на целых двое суток. Это было крайне безответственно с его стороны, но что сделано, то сделано, и он не жалел о том, что пошел на неравноценный обмен со слепым старцем, теперь-то он это знал. Тот тоже видел все изменения в нем и опасливо жался к стене, не решаясь подойти ближе.

Денни протянул руку в сторону и взял стакан с несколько тепловатой водой; он точно знал, что вода будет стоять рядом, так чтобы ему было удобно дотянуться. Как и знал, что это неуловимое чувство всезнание продлиться не больше часа, а потом рассеется, бесследно растворится в его сознании, чтобы стать очередным воспоминанием. По крайней мере, у него был еще целый час.

- Тебе доводилось встречать других аватаров? – это было не совсем то, что он хотел спросить, но вышло, как вышло.

- Почему ты думаешь, что он не мог отказаться? – и встречный вопрос на самом деле стал даже большим ответом, чем он мог рассчитывать. Старец странно повел головой, напомнив ему черных воронов, что теперь повсюду следовали за ним. – Стать аватаром – высочайшая честь. И без согласия и жесточайшего отбора не проходит ни одна инициализация.

Да, все, что сказал старик, отозвалось откликом где-то в солнечном сплетении.

- Идти против воли Каналоа (6) неразумно и опасно, - старый гаваец озвучил очевидный факт и осторожно подкинул в жаровню трав. Только теперь эффект от них был прямо противоположным, Денни даже с легким удивлением потряс ясной головой.

Сказанное он и сам прекрасно осознавал, поэтому безрассудство Стива, решившегося на нечто подобное, его крайне удивляло и нервировало. Он и так прекрасно чувствовал чужую искренность, поэтому не видел смысла в этом желании доказать, что им не пользовались для собственной выгоды.

Жадно облизнув губы, он снова припал к теплой воде. Легкое головокружение и тяжесть во всем теле были малой платой за полученные откровения, и совсем скоро ему предстоял разговор, отложить который у него не было ни сил, ни желания, ни возможности.

Секунды медленно складывались в минуты, а те неизменно отмеряли оставшееся до окончания заветного часа просветления время. За пределами этого сада и дома, наверное, мягко опускался вечер, ему трудно было сориентироваться, тут всегда стоял странный полумрак, это он только сейчас приметил. Если его и начали искать, то только после согласия на это Стива, а тот уже должен был найти его местоположение. И то, что МакГарретт все еще не потревожил их уединение, могло говорить только об одном – тот терпеливо ждал его на границе перехода.

- Что видит в моем будущем аколо?

- Выбор. Нелегкий выбор, Вестник.

 

6 Каналоа (Kanaloa) – Бог смерти, тьмы и океана в гавайской мифологии.

Chapter Text

- Никогда больше так не делай, - Стив попробовал подойти ближе, не то, чтобы у него это получилось.

- Не делай как? – прохладно уточнил Денни, отступая на несколько шагов назад. Ему пришлось сделать над собой неимоверное усилие ради этого тактического отступления, пока внутри все дрожало и трепетало от желания подойти ближе и прикоснуться. Сделать что угодно, лишь бы убедиться, что перед ним был не мираж и не очередное видение, которые отголосками все еще мельтешили перед его внутренним взором.

- Не исчезай так, чтобы я не мог тебя найти. И прости, я был не прав, - тут же поспешил добавить МакГарретт, снова предпринимая попытку приблизиться.

Они оба знали, что теперь Денни был в курсе всего, абсолютно всего. Наверняка знал, еще до того, как Денни покинул одинокий пустой дом, затерянный в тесном переплетении двух миров. Прийти сюда было верным решением, даже жаль, что он не сделал этого раньше, пустив все на самотек, потому что хотел потянуть время.

Время. Все упиралось в этот неосязаемый ресурс, которого им столь катастрофически не хватало. И сколько его еще у них оставалось, он не мог рассмотреть, сколько бы ни вглядывался в возможные вариации будущего.

- Что ты сделал, чтобы спрятать его?

Оставленный в бардачке Камаро фоторобот мелкой шестерки и мальчика на побегушках Бинги, конечно же, был уже в руках МакГарретта. И стоило тому увидеть схематично нарисованное украшение, что привлекло в свое время внимание Денни и так поразило, то он сразу же стал того искать. И отыскать нужного скрывающегося человека было проще, чем скрывающего забытого Бога, что Стив МакГарретт и сделал, пока пропадал неведомо где. Наверное, это и являлось судьбой в самом явном ее проявлении – у Денни с самого начала в руках были все ниточки, все ключи, чтобы исполнить предназначение.

Вокруг уже как несколько часов стоял влажный гавайский вечер, готовый к тому, чтобы его сменила прохладная ночь. С веток за ними внимательно и молчаливо следили глазами-бусинами черные вороны; те словно чуяли его унылое настроение и не спешили вмешиваться со своим вездесущим карканьем. Даже удивительно, как он сразу не догадался об их природе, а считал, что их подослал за ним шпионить Стив.

МакГарретт почти сливался с темной растительностью за его спиной, только лицо и кисти рук выделялись неестественной белизной, словно палящее солнце никогда и не касалось этой кожи своими лучами. И если раньше Денни всеми силами старался игнорировать то, что видел, то теперь это теряло смысл. Как бы он ни отрицал очевидное, каждый раз как он его видел, в Стиве МакГарретте все меньше и меньше оставалось от обычного живого человека.

Стив медленно вытащил из-за ворота майки темный шнурок с чем-то продолговатым, похожим на подвеску. Предмет не отражал скудного света луны и звезд, что все же пробивался сквозь густую листву, зато от него тянуло смертью, так что даже там, где стоял Денни, он мог это отчетливо ощущать.

- Ритуал надо завершить.

- И он будет завершен в свое время.

- Это опасно и рискованно, - Денни озвучил очевидное, ожидая чужой реакции. Он с трудом понимал, как МакГаррету удалось осуществить то, что он сделал, и не из-за того, что он сомневался в его возможностях, а потому что то, что видел, чувствовал или совершал он, было известно тому другому.

- У меня есть определенная свобода действий, если ты переживаешь об этом, - словно прочитав его мысли, попытался объяснить МакГарретт. Он больше не предпринимал попыток подойти ближе, а просто стоял, неподвижно и незыблемо, одновременно сливаясь и выделяясь на фоне окружающего мира. Это место удивительно подходило ему своей двойственной природой. Он точно так же принадлежал сразу и миру людей, и миру духов – существование, которое противоречило всем знакомым Денни физическим законам, но и против того, что он видел и лично переживал, противопоставить ему было нечего.

Денни теперь знал, что Стив МакГарретт добровольно стал аватаром, но в чем состояла его награда, что дал или же обещал ему Каналоа взамен, было скрыто от него все той же чернильной тьмой, что он уже видел на заднем дворе чужого фамильного дома. И как ни иронично бы это звучало, в этом предназначении лично его наградой была свобода – после завершения ритуала он точно знал, что смог бы жить своей привычной жизнью, будто ничего и не было. Маска бы снова скрылась в завихрениях времени, чтобы когда-нибудь возможно появиться вновь. Он смог бы продолжить ходить на работу, забирать к себе Грейс, ругаться с Рейчел, созваниваться с родителями, сестрами и младшим братом. Менять подружек, искать идеальное жилье, терпеть невыносимую жару и просто жить. Жить самой обычной жизнью, и если и сталкиваться с той, другой стороной, то списывать это все на странные случайности и подкалывать Меку с его фанатичной верой в местный фольклор.

Чувство вины, что мучило его все это время, так никуда и не ушло, и не имело значения, был ли выбор Стива осознанным или нет, именно Денни указал на него, пускай и бессознательно.

Тьма шевельнулась, это МакГарретт немного устало покачал головой. Денни подозревал, что тот простоял там несколько часов, не двигаясь и выжидая. Как хищник, поджидающий свою добычу.

- Я исполняю ровно то, что должно. И даже больше, - слова веско упали между ними, и Денни задумался над их смыслом. – И я не жалею, что именно мне выпала эта участь.

Это было вполне в духе того Стива МакГарретта, которого он успел узнать до ритуала, - взвалить на себя ответственность и ношу, что могла другим показаться неподъемной. И Денни даже где-то был согласен с тем, что уж лучше то, что именно им досталась эта, как очень правильно сказал Стив, участь.

- Мне нужно все обдумать. Я приду к тебе, когда буду готов, - еще пара часов и от оставшихся в его памяти видений останутся лишь смутные образы и отголоски, воспоминания поблекнут, а на их место придет интуитивная уверенность в том, что нужно было сделать. Денни не хотел терять время, а хотел еще раз все взвесить и проанализировать. Слепой аколо верно сказал, увидев это своим даром, обменянным на невозможность больше лицезреть этот удивительный мир, что его ждал трудный выбор.

Он развернулся и шагнул за размытую черту перехода. Ему нужно было время и уединение, и их он мог получить сейчас только в одном месте, довольно неожиданном даже для него самого – там, где он точно знал, время могло не просто ускоряться или замедляться, даже полностью останавливаясь, нужно было только выбрать нужную точку входа. Но сейчас он был склонен доверять внутреннему чутью даже больше, чем раньше. Пока у его ног лежали знания, словно россыпь драгоценных камней, он мог по своему желанию перебирать их и использовать по своему усмотрению.

Хватило всего пары минут, чтобы выйти к смутно знакомым очертаниям забора. Ночью все казалось не таким, как он видел и запомнил, но это был точно тот самый дом с загадочным детским плачем. При его появлении Эхо испуганно замолчало, быстро поняв, что с ним его фокусы не пройдут, и ему было не суждено заманить в свои сети очередную наивную жертву. Заходить в комнату его все так же не тянуло, поэтому он сел прямо в коридоре, наплевав на пыль вокруг. В спину уперлась обшарпанная стена, от которой шло слабое тепло, от этого места не тянуло холодом, оно, как и любой другой дом, нагрелось за день на солнце, а теперь делилось накопленным жаром.

Даже не верилось, что он вновь сюда вернулся, и насколько же все успело поменяться.

Chapter Text

22.

 

Вокруг горело множество свечей, вся гостиная была ими уставлена, и пахло какими-то травами, очень знакомо и притягательно. Денни сделал несколько глубоких вдохов, замерев на пороге и не решаясь пройти дальше.

- Ты задержался.

- Пробки, - Денни вяло махнул рукой, свечи его заворожили. Множество огоньков, расставленных по всем видимым поверхностям, колыхались, повинуясь малейшему колебанию воздуха, словно в танце – только без ритма и без музыки. – Что ты задумал?

МакГарретт вышел из кухни; на нем были только штаны, от которых он, не спеша, положив руки на пояс и так же не спеша, оттянув резинку, избавился, просто позволив тем упасть вниз. После чего, как ни в чем не бывало, развалился на диване, широко расставив ноги и закинув руки за спинку.

- Блядь. Ты всех гостей так встречаешь? – Денни с трудом отвел взгляд от обнаженного торса, даже не пытаясь сделать вид, что только что с жадным любопытством не разглядывал блядскую дорожку из темных волос или чужой член.

- Только тебя.

Ему потребовалось всего два дня, чтобы тщательно все обдумать и взвесить, и то, что он стоял посреди этой гостиной, и было его ответом. Он неосознанно шагнул в направлении дивана, пока не спохватился, что делает, и не остановился, шумно сглотнув и нервно ослабив галстук. И хотя перспектива провести вечер в этом жутком доме, его не особо вдохновляла, им с МакГарреттом нужно было многое обсудить. А теперь все стремительно шло к тому, что они вряд ли сегодня хоть о чем-то поговорят. Кроме них самих. Получив сообщение с просьбой-приказом приехать к нему, Денни точно не ожидал подобного приема.

- Стив? – настолько неловко ему уже давно не было. Когда он ехал по пробкам в этот дом, то рассчитывал на ужин в виде прожаренного фирменного стейка и холодного пива, и точно не ждал, что его встретит иллюминация в виде свечей и голый МакГарретт. Хотя не то чтобы он был против такого развития событий, судя по заинтересованно дернувшему члену в штанах.

- Я дал тебе более чем достаточно времени, чтобы подумать обо всем. Теперь иди сюда, — это точно не было просьбой. Потому что ему отдали приказ, противиться которому он не смог, даже если бы очень хотел.

Так уже было, его словно на веревке дернуло к дивану. Денни даже не понял, как успел в несколько шагов подойти и упасть на колени прямо между чужих длинных ног. Его руки тут же легли на крепкие бедра, чтобы заскользить по горячей коже вверх и вниз, наслаждаясь ощущениями и дарованной ему привилегией.

Ему разрешали поклоняться и боготворить. Отдаваться и приносить себя в жертву. Денни подался вперед и прижался губами к груди, там, где билось сердце, размеренно и спокойно. Его откровенно вело, хотелось того, что он никогда себе до встречи с МакГарреттом даже в мыслях не позволял, никогда даже не задумывался, что мог желать. Его никогда раньше не привлекало мужское тело, никогда раньше от вида голого накаченного торса не поджимались яички, а внизу живота не разливалось нестерпимое тепло, словно туда горячей водой плеснули. И так он реагировал только на одного человека.

- Стив, - простонал Денни, пытаясь справиться со срывающимся голосом и хриплым дыханием.

Его властно взяли за плечи и немного отстранили, чтобы он мог мутным взглядом проследить, как приблизилось чужое лицо, и сразу же сдаться под напором настойчивых губ. И отвечать, благодарно принимая чужую власть над собой. Денни слепо заскользил руками по чужой груди, по рукам, по бедрам, пытаясь дотянуться сразу до всего разом.

Поцелуй совершенно выбил его из колеи, пока он сам торопливо вылизывал чужой рот, ласкал язык, невесомо проходился по линии подбородка, чтобы тут же снова вернуться к чужим губам и со слабыми стонами выдыхать в приоткрытый рот.

Избавление от галстука и рубашки он практически не зафиксировал, только вдруг понял, что ничто больше не служило барьером между его кожей и чуткими умелыми пальцами. Наигравшись с его сосками, Стив мягко запустил руку в его волосы и, сжав, потянул назад, обнажая шею, чтобы тут же начать оставлять свои метки.

- Нннгх, - долго стоять на коленях для него было неудобно и болезненно из-за давней травмы, но он упорно терпел, не желая менять их позу, пока Стив, наконец, не сжалился над ним. Он медленно встал, потянув Денни за собой, и удержал, не дав упасть, когда его повело в сторону на затекших ногах, после чего они поменялись местами.

Теперь была очередь Денни восседать на диване и принимать чужое поклонение. С него стянули ботинки и носки. Он все ждал, когда наступит очередь брюк и нижнего белья, но МакГарретт явно никуда не торопился, заполучив его именно туда, где он хотел, чтобы Денни находился – зажатым между его рук без возможности вырваться или увернуться.

Мысль, что весь этот дом мог быть огромным алтарем, а его сейчас приносили в жертву, Денни не нравилась, но и сопротивляться он не мог. Только не тогда, когда его наконец избавили от всех покровов, представив полностью обнаженным чужому горящему взору. Его уже даже не пугала предстоящая близость, он знал, как это происходило между мужчинами, специально изучил, чтобы знать, к чему быть готовым. Если бы только это могло подготовить его к удушающей сладости и сметающей любые барьеры страсти.

Он сам охотно насаживался на длинные пальцы, пытаясь вобрать их в себя как можно глубже и подготовиться к тому, что будет намного толще и длиннее. Прохладный пол под спиной немного привел его в чувство, напоминая, что они даже до постели не добрались, а его первый раз вот-вот случится прямо тут, посреди гостиной.

- Посмотри на меня.

Денни с трудом разлепил крепко зажмуренные глаза, чтобы тут же задрожать и снова сжаться на пальцах внутри него.

- Тшшш. Не бойся. Я рядом.

Вокруг не было больше знакомой гостиной. Мебель, свечи, дверь, ведущая на задний двор, все исчезло в клубящейся тьме, словно та давно поглотила и берег, и сам дом, оставив их наедине друг с другом.

Невесомые поцелуи немного отвлекали, но он все никак не мог расслабиться, пока его не отвлек болезненный укус в плечо. После чего тело снова болезненно дернулось от вторжения. Денни слабо застонал сквозь сжатые зубы, цепляясь за широкие плечи слабыми пальцами. Его выгибало и меняло, пока глубокие толчки выбивали из него хриплые стоны вперемешку со всхлипами.

Его клеймили и предъявляли на него права в самом первобытном, самом честном виде. Денни даже сразу не понял, как его затрясло в первом немного болезненном оргазме. Без передышки, без шанса прийти в себя, чувствительного и расслабленного, Стив перевернул его на живот и снова вошел, чтобы тут же начать плавно двигаться.

Легкие нежные поцелуи по спине и плечам резко контрастировали с грубыми толчками внутри него, сбивая с толку и принося смятение. Даже сквозь болезненное наслаждение Денни не мог отделаться от мысли, что им пытались насладиться так, словно второго шанса уже никогда не будет.

Его снова перекатили на спину, так что теперь они могли смотреть друг другу в глаза, не таясь и не скрываясь. И Денни даже честно старался, но глаза сами собой закрывались, пока он жадно ловил ртом воздух и пытался держать заданный ритм. Он несколько раз слабо ударил по блестящему от пота плечу, безмолвно призывая сбавить темп, пока его снова не накрыло. Во второй раз он хотел в полной мере прочувствовать и насладиться происходящим.

- Стив, Стив, Стив, - слабо и сбивчиво зашептал он, плавясь от накатывающего удовольствия, пока мир снова не взорвался на множество цветных осколков. И на этот раз Стив последовал прямо за ним, изливаясь внутри.

Денни словно в вакуум погрузился, пропали все звуки, тело стало ватным, непослушным и, наконец-то, заполненным. Жар не только под сердцем, но и в солнечном сплетении утих, распространяя лишь мягкое тепло и даря чувство покоя и восторга.

Chapter Text

23.

 

Оказывается, лежать в объятиях МакГарретта было для него таким же естественным, как дышать. И после случившегося между ними не было ни неловкости, ни сожалений, словно это стало логичным завершением некой трансформации их отношений. И Денни это более чем устраивало. Несколько дней, проведенных друг с другом, казались передышкой. Словно затишье перед бурей Денни чувствовал, что вот-вот эту идиллию нарушит внешний мир с его проблемами и суетой.

Он усиленно гнал от себя мысли, как бы могли эти самые отношения между ними сложиться, встреться они при других обстоятельствах. Отчего-то он не сомневался, что они все равно были бы вместе. Пускай это заняло бы больше времени, даже года, и перед ними наверняка стояли бы другие препятствия, итог оказался бы все равно неизменным. Сейчас об этом можно было лишь вяло размышлять, нежась в чужой постели.

Впереди их ждал новый день, и если они так решат, то и новые заботы, а главное то, что безмолвным спутником следовало за ними, куда бы они ни шли, или чем бы не занимались. Темный шнурок с тусклым амулетом, от которого все так же веяло безнадежной смертью и угасанием, словно напоминание-укор безмолвно лежал на прикроватной тумбочке, и одним своим видом напоминал о неумолимом предназначении. Его и Стива.

Денни прижался ухом к мерно вздымающейся груди, чтобы еще раз послушать успокаивающий стук сердца, отсчитывающий отмеренное этому человеку время. Черная замысловатая татуировка со спины и рук переползла уже на грудь и живот, но МакГарретта, похоже, это совсем не беспокоило, а Денни нравилось ласкать и обводить пальцами расходящиеся во все стороны завитушки.

Можно было еще поваляться, заняться неспешным утренним сексом, или встать, принять душ и сделать завтрак. И снова провести весь день в этих стенах, игнорируя пряный запах ритуальных благовоний, свечи и прочую атрибутику.

А можно было встать, принять душ, сделать завтрак, показаться наконец на рабочем месте, проверить текущие дела, позвонить и встретиться с Мекой, забрать Грейс со школы и провести пару часов вместе. Он смог увидеть множество вариантов будущего и не все вели к смерти. Были и такие, что давали отсрочку. Даже те, что давали им года вместе, за которые пришлось бы заплатить чужими жизнями или отдать себя и последующих Вестников на бесконечное служение одному лишь Богу Смерти.

Его мягко подтянули повыше, Денни, задумавшись, и не заметил, что сердце под его ладонью сбилось с ритма, сам он давно удобно угнездился на чудом прохладном плече.

- Доброе утро, - хриплый со сна голос растревожил его и так беспокойное сердце, пока в голове просчитывались возможные цепочки событий. Будущее как никогда прежде казалось ему одновременно и неопределенным, и предельно ясным, пока вместо солнечных лучей в окно к ним заглядывала лишь тьма.

- Доброе. В душ и завтракаем?

- Давай, - МакГарретт откуда-то сбоку одобрительно хмыкнул и тут же стал осуществлять озвученное.

В душе они задержались, потому что свою порцию утреннего секса ни один из них не собирался упускать. Завтрак прошел скомкано, то и дело прерываемый долгими поцелуями, и что-то подсказывало Денни, что и сегодня они вряд ли появятся на работе или сделают все то, о чем он еще совсем недавно размышлял.

- Ты счастлив? – выглядывая из-за чашки свежезаваренного кофе, вдруг спросил Денни.

- Очень. Настолько, что происходящее кажется мне сном. А ты?

- И я. Жаль, что это не может продлиться вечно.

Они многозначительно переглянулись, вот он и сказал, что давно уже висело безмолвным укором между ними, прямо как амулет, оставшийся в спальне наверху.

- Если я скажу, что уже все решил, как ты поступишь? - ему даже не нужно было пояснять, о чем шла речь, он точно знал, что Стив его понял.

- Я поддержу тебя, чтобы ты ни решил сделать, - Стив подошел на расстояние объятия и навис сверху, вселяя уверенность и чувство безопасности. Денни моргнул несколько раз и потянулся за поцелуем. На кухне они этого еще не делали, но он все равно предпочел бы удобную кровать или на худой конец, диван в гостиной, куда в итоге он МакГарретта и потянул за руку, не переставая жадно целовать.

Аромат благовоний стелился по полу, клубясь у мебели и вокруг их ног. Он не заметил, как Стив подбросил новую порцию во все жаровни, но раз запах усилился, значит, МакГарретт точно не терял времени даром.

Они не обращали внимания на звонящие телефоны, только если совсем уж не было лень, отвечали короткими сообщениями, все равно никто бы сейчас не решился потревожить их покой и уединение. Денни не сомневался, что фамильный дом МакГарреттоов был подобен огромному отводящему глаза оберегу, никому не пробиться, пока они сами не решат закончить их добровольное заточение. Денни бросил мимолетный взгляд на часы на стене, время близилось к закату, день снова пролетел незаметно и однообразно, он только изредка слышал недовольное карканье с улицы, но предпочитал его игнорировать. Теоретически пока у них не закончатся продукты, надобности выходить у них не было, и, хотя запасов им могло хватить еще на неделю, так долго сидеть на одном месте, не входило в его планы.

За окном, как и все эти дни до этого было темно, вместо океана шелестела чернильная тьма, и, если бы не теплые вещи и крепкие объятия он, наверное, бы постоянно мерз. Поэтому, когда он скинул с себя толстовку Стива и начал натягивать рубашку, а потом и домашние штаны заменил на брюки, МакГарретт лишь молча подхватил его инициативу.

Внизу они немного задержались у входной двери, проверяя, ничего ли не забыли.

- Ты доверишь мне свою жизнь и смерть? – Денни выжидательно замер, у него даже спина вспотела от напряжения, хотя он ни мгновения не сомневался в чужом ответе.

- Только тебе.

И они вышли за порог навстречу новому дню за стенами их временного убежища, держась за руки.

КОНЕЦ

Chapter Text

Я все изначально хотела написать все несколько не так, но что-то из наработок я в свое время не записала, а потом уже и не смогла вспомнить. Да и сколько уже можно было тянуть. Я решила или напишу и оставлю, как есть, или я еще буду несколько лет это писать. А вероятность при таком раскладе тексту быть дописанным, резко стремиться к 0. Тут меня должен любой автор понять.

Вроде я осветила основные моменты, хотя и оставила кучу места для размышлений. Додала рейтинга, напустила мистики, подогнала обоснуй, окончательно скатилась в оос, но зато дописала)))))))))))) Вообще-то, 22 часть была написана раньше 7 и последующих, потому что мне ее очень-очень хотелось написать, а все остальное это уже был так, антураж. Короче, сколько раз себе говорила, не тянуть и писать текст сразу от начала и до конца, и где?

Как же лично я вижу все у них бы закончилось, и как изначально я планировала написать? Во-первых, у меня не выходил ХЭ, поэтому я решила оставить открытый конец, хотя сама терпеть их не могу. Во-вторых, я представляла себе, что после того, как мальчики завершат нужный ритуал и переправят сущность, что осталось от забытого Бога, на ту сторону, Стив завершит свою миссию как аватар Бога Смерти, а значит, должен будет умереть. Чтобы сохранить ему жизнь, Денни бы передал ему силу и маску Вестника. Так у Стива появилась бы возможность ходить между мирами, не умирая, но он все равно не смог бы остаться человеком, да и 5-0 без него долго не протянул бы. Денни, лишившись дара=сил Вестника, тоже перестал бы видеть ту сторону, и так мальчики не могли бы встречаться. Короче, тоска, печаль.

Потом я решила, что они могли бы тянуть всю жизнь и оставаться аватаром и Вестником до конца их жизней, но тут много нюансов и опасностей. А что если один из них внезапно умрет, у них же опасная рискованная работа, тогда цепочка была бы нарушена, что могло привести к непредсказуемым последствиям. Эгоистично, но так они могли бы быть вместе. И никогда бы так не поступили.

К тому же продолжительный контакт и стой стороной и с культом Бога Смерти, все равно бы сокращал жизнь обоим, но опять же какое-то время они бы могли быть вместе, а сущность хранить при себе в амулете. Кстати, все эти варианты развития будущего Денни видел, а вот что выбрал, я решила оставить за кадром. Может, кто-то придумает лучший выход)))

Коротко о обоснуе, какой был изначально:
Денни – проводник и Вестник Смерти, поэтому в первой части смог выбрать кандидата для аватара и «возвестить» о его пришествии, а так же встретить и проводить в мир живых.
Мертвые Боги – это стоит понимать еще и буквально, а не только фигурально. Это и игра слов, и игра с понятиями.
Боги копят и используют энергию от верующих, а мир духов – это несколько иная реальность. Мертвые Боги – это Боги, ушедшие в мир духов из своей реальности и у которых не осталось последователей в мире живых. Например, забытые Боги, которых забыли, и они условно умерли. Так как боги бессмертны и умереть по определению не могут, то их ждет переход в мир духов, а там свои правила и порядки, как и свои божества и Боги. Некоторым забытым Богам удается приспособиться и стать сильнее, чтобы стать своими в мире духов.
Боги и духи могут появляться и ходить по земле только на своей территории (возле храмов и там где им молятся) или на нейтральной территории. Но даже так есть ограничения – нужен проводник. Иметь аватара – это следующая ступень, которую очень сложно достичь. Нужно много последователей, верующих, нужны храмы и жертвоприношения для совершения ритуала.
Бог, который теперь связан со Стивом с помощью Денни как проводника и как Вестника в одном лице (маска дала, передала Денни эти полномочия), обрел аватара в мире людей.
Я выбрала самого крутого Бога в мире духов и в моей системе – Бога Смерти. Ему не нужны храмы как таковые, или жрецы, или верующие. Люди умирали, умирают и будут умирать. И он находится сразу в двух реальностях – в мире Богов и мире духов, а из мира людей получает нужную ему энергию и силу.
Так как аватар выполняет некую возложенную на него миссию – Стив не исключение.
Когда в мир духов готовиться уйти какой-то Бог или божество, что происходит крайне редко (века должны пройти), то может появляться Вестник, который «зовет» Бога Смерти, и его аватар забирает нужного Бога. Миссия аватара в данном тексте – подготовить ритуал погребения нужного Бога в мире живых.